Все сказки на skazkapro.net

Раздела сайта
Аксаков Сергей Тимофеевич
Андерсен Ганс Христиан
Афанасьев Александр Николаевич
Бажов Павел Петрович
Гаршин Всеволод Михайлович
Горький Максим
Гримм братья
Ершов Пётр Павлович
Жуковский Васиилий Андрееевич
Заходер Борис Владимирович
Родари Джанни
Кир Булычёв
Крылов Иван Андреевич
Маршак Самуил Яковлевич
Носов Николай Николаевич
Перро Шарль
Пушкин Александр Сергеевич
Роулинг Джоан
Салтыков-Щедрин М. Е
Сутеев Владимир Григорьевич
Толстой Алексей Николаевич
Толстой Лев Николаевич
Успенский Эдуард Николаевич
Харрис Джоэль Чандлер (сказки дядюшки Римуса)
Чуковский Корней Иванович
Шварц Евгений Львович
Реклама
Поздравления детям

Главная » Авторы сказок » Успенский Эдуард Николаевич

Сказка "Школа клоунов: занятие 10-14"

ДЕСЯТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

С утра около академии трещали какие-то строительные копательные машины. Ирина Вадимовна спросила:

— Ну, кто-нибудь из вас придумал слова, которые начинаются на «Ы»?

Клоуны молчали.

— Правильно, — сказала Ирина Вадимовна, — таких слов нет. А назовите мне слова, в которых есть звук «Ы» в конце.

— Бульдозеры! — сказал Помидоров, глядя в окно.

— Тракторы! — поддержач его Саня.

— Подземные переходы! — сказала Наташа.

— Хорошо! — похвалила Ирина Вадимовна. — А теперь, тов. Помидоров, — назовите слова, в которых есть звук «Ы» в середине слова.

— Хорошо, — согласился Помидоров. Не отрываясь от окна он стал говорить:

— Тов. Д-Ы-нин, тов. Кабачков-Т-Ы-квин и другие завхоз-Ы.

— Д-Ы-ня и Т-Ы-ква, я понимаю, — сказала Ирина Вадимовна. — А при чем здесь кабачок?

— Да не кабачок, а Кабачков-Тыквин. Это такой завхоз. И вообще на этой стройке работают не рабочие, а одни только завхозы. И сам тов. Тараканов крутится.

— Они опять что-то задумали, — сказала Ирина Вадимовна. — Но не будем отвлекаться. Продолжим занятия. Я хочу рассказать вам про одну очень важную букву. Ну-ка, Саня, пригласи сюда своего Полкана.

Саня высунулся в окно и закричат:

— Полкан, Полкан, — ко мне!

Полкан перестал жевать траву, поднял голову и побежал к двери. Он рогами открыл ее, процокал копытами по паркету и вошел в класс.

— Попроси Полкана подать голос, — попросила Ирина Вадимовна.

— Голос! — приказал Саня.

— Ме-ме-ме! — закричал Полкан.

— Вы слышите слог «Ме» в исполнении Полкана, — объявила Ирина Вадимовна. — А была бы у нас корова, она сказала бы «МУ». Первый звук «М».

— Ну-ка, повторим. Полкан, звук!

— Ме-ме-ме! — закричал Полкан. А откуда-то снизу из-под крыльца тоже раздалось жалобное «ме-ме-ме-ме».

— Это что такое? — удивился Саня.

— Кто-то смеется над нашим Полканом! — закричала Наташа. — Кто-то его передразнивает.

— Ме-ме-ме! — снова закричал Полкан

— Ме-ме-ме-ме-ме! — донеслось снизу.

— Может, это эхо у нас поселилось? — спросил Шура. И закричал:

— Ы-ы-ы-ы!

— А снизу все равно донеслось: ме-ме-ме!

Саня помчался вниз под крыльцо и вскоре прибежал обратно, держа в руках маленького козленочка.

— Что это? — спросила Ирина Вадимовна.

— Сын Полкана, — ответил Саня.

— Ничего себе денек у нас! — сказала Ирина Вадимовна.

Она позвонила в звонок, и пришла Василиса Потаповна.

— Поздравляю вас! — сказала Ирина Вадимовна. — Знакомьтесь — это сын Полкана.

— Очень приятно, — растерялась Василиса Потаповна. — А что с ним делать?

— Отведите его в живой уголок и пусть там живет. На улице очень холодно.

— Ну так вот, — продолжала она, — звук «М», с которого начинаются слова «Ме» и» Му» записываются буквой «М». Вот так.

Клоуны записали.

— Еще с него начинаются такие слова, как «мыло» и «мама».

— Я видела его на улице! — закричала Наташа. — У входа в метро.

— На что он похож этот звук, вернее эта буква? — спросила Ирина Вадимовна.

— На сломанную детскую скамеечку! — сказал клоун Шура.

И все увидели скамеечку, на которой посидел слон.

— А еще он похож на качели! — сказала Наташа.

И точно. Клоуны представили два столбика, а между ними дощечку на веревочках.

— А сейчас будет важное событие, — торжественно сказала директрисса. — Мы запишем с вами первый в жизни слог. А может быть, даже первое слово. Сначала пишем букву «М», потом «А». Получаем МА.

— А если два раза подряд написать, получается МАМА, — радостно закричала быстрая Наташа.

И Шура, и Саня, и тов. Помидоров торжественно написали слово «МАМА».

— Отлично, — сказала Ирина Вадимовна. — Я поздравляю вас. Вы написали первое в жизни слово.

— А я могу написать еще второе, — сказал Шура. — Это слово «МУМУ». Так конфеты называются.

Сразу всем клоунам захотелось конфет. И Шуре тоже. Он загудел.

— Сейчас что-то будет! — прошептана Наташа.

— Корова, — решил Помидоров.

Ирина Вадимовна очень хотела выключить Шуру или хотя бы отвлечь. Но она не знала, как это сделать.

Хлоп! Шура сработал.

Не было коровы. Не было конфет. Была маленькая грязноватая собачонка.

— Ничего не понимаю! — сказал Шура.

— И я тоже не могу объяснить этот феномен природы, — сказала Ирина Вадимовна. Позвали Валисису Потаповну. Она педагог с большим опытом.

Василиса Потаповна подумала, а потом все поняла.

— Этому учащемуся когда-то читали рассказ писателя И.Тургенева «Муму». Учащийся забыл об этом. И сейчас он даже не помнит, о чем там речь. Но в уголках памяти, в уголках головы у него задержались обрывки знаний. То есть сведений. И когда он думал о конфетах «Муму», уголки подсунули ему полузабытую собаку.

Наташа с уважением посмотрела на Шурину голову:

— Она круглая. Где же там уголки?

Тут Шура со всем согласился. Он закричал:

— Точно, точно мне читали этот рассказ. Там еще дворник был, дядя Шакир.

— Не Шакир, а Герасим, — поправила Василиса Потаповна.

— Верно, верно, — согласился Шура. — Он еще разговаривал плохо.

— Вот видите, все и объяснилось, — сказала Ирина Вадимовна.

— А что нам с собакой делать? — спросил Саня.

— Оприходовать, — ответил Помидоров.

— Это как?

— А так. Повесить на ней номер и взять в хозяйство академии.

Позвали дядю Шакира. Рассказали ему про собаку. Про рассказ писателя Тургенева «Муму». Он слушал, а потом сказал:

— Чыго это вы мыне гаварыте? Эта собака Шарик. Ее мне бабушыка пыревезла.

Оказалось, что к Шакиру приехала в гости бабушка Гюльчатай и привезла ему Шарика для укрепления обороноспособности.

Вообще-то он был не Шарик, а Шакирик в честь дяди Шакира. Но для удобства его кликали Шариком. Он очень подружился с Полканом.

Прозвенел звонок. Занятия были окончены.

Клоун Саня подошел к Ирине Вадимовне и спросил:

— А чтобы письмо написать, сколько слов уметь писать надо?

— Ну, не меньше десяти.

— Значит, я не скоро еще начну переписываться?

— С кем?

— А с той девушкой из «Огонька». Вы еще сказали, что знаете, где она живет.

Тогда Ирина Вадимовна решила. Она сказала клоунам:

— Сейчас вы все напишите слово «МАМА» три раза подряд. И слово «МУМУ» три раза. А я в награду поведу вас в одно интересное место. В Третьяковскую галлерею.

Клоуны радостно загалдели. И стали писать: МАМА, МАМА, МАМА и МУМУ, МУМУ, МУМУ.

Потом направились в галерею. Только Помидоров отпросился. Он сказал:

— Я неоднократно бывал в этом очаге культуры. В составе завхозных делегаций. Я лучше здесь побуду. Я хочу за этой стройкой понаблюдать. Мне она кажется подозрительной. Насколько я помню главный завхозный план на будущее, здесь никаких переходов не предполагалось.

Ирина Вадимовна согласилась.

Приложения к десятому дню занятий

Приложение первое. Лекция-экскурсия по Третьяковской галерее.

Это, ребята, такой музей — Третьяковская галерея.

Здесь собраны прекрасные картины великих русских художников.

Картины висят на стенах в красивых залах. Люди ходят и их рассматривают. Никто не шумит и не бегает. Даже наши клоуны.

Ирина Вадимовна потихоньку объясняет им:

— Вот очень известная картина художника Васнецова. «Три богатыря». На ней изображены старинные воины. Они охраняют границу от разных кочевников.

— Значит, они пограничники? — спросил Саня.

— Пожалуй, да.

— А почему же они без собаки?

— Ну потому, что тогда еще не было пограничных собак. Потом не было шпионов, которые поодиночке переходили границу. Тогда через границу переходили большие отряды кочевников. Они начинали разорять страну. И задача этих богатырей была не задерживать нарушителей, а быстро поскакать в город к своему войску и предупредить об опасности.

— А это очень известная картина «Грачи прилетели» художника Саврасова, — продолжала она. — Посмотрите, с одной стороны она очень грустная, а с другой какая-то вся светлая.

— У нас в Касимове тоже очень грустно весной. И клуба нет, — сказал клоун Шура.

— Скажи, Саня, — спросла Ирина Вадимовна, — а что ты чувствуешь, когда видишь эту картину?

— Что у нас клуб есть.

— А меня немножко знобить начинает, — сказала Наташа. — Как будто ноги промокли.

— Наверное, ты ближе всех к пониманию искусства, — сказала Ирина Вадимовна.

Клоун Саня спросил:

— Ирина Вадимовна, а зачем нужно искусство, когда есть фотоаппарат?

— А как ты нарисуешь старину? Трех богатырей?

— Очень просто, надо взять трех артистов. Надеть на них доспехи. Посадить на лошадей и сфотографировать.

— Что ж, — сказала Ирина Вадимовна. — Можно и так. А как ты поступишь в этом случае? — Она подвела клоунов к картине Брюллова «Гибель Помпеи». — Тоже будешь приглашать артистов и фотографировать?

— Они не согласятся, — сказан Саня. — Ведь надо голышом позировать. А сверху кирпичи летят.

— И правильно сделают. Но главное не это. Художник часто передает картиной свое настроение. Он рисует особое освещение. Яркие или грустные пятна. Чтобы сделать такую же фотографию пришлось бы специальные прожекторы ставить. Лес там освещать или рожь. Или наоборот надо было бы солнце занавешивать, если нужен грустный свет.

— А бывает и так, — продолжата она, — что два художника рисуют один пейзаж. Допустим, церковь. Сидят рядом. В одном и том же месте. В одно и тоже время. И кисточки у них одинаковые и краски. А картины у них выходят совсем разные. У одного получается веселая — посмотришь и петь хочется. А у другого печальная, грустная — поглядишь на нее и задумываешься, а правильно ли ты живешь? Ясно вам?

— Ясно, — ответили экскурсанты.

— А если два фотографа сфотографируют эту церковь — какие бы они разные не были: по возрасту, по опыту, по настроению. (Один, может быть даже глупый или пьяный). Все равно фотографии будут одинаковые. Не отличишь.

— Теперь перейдем сюда. Вот еще одна прекрасная картина. Художник Крамской «Неизвестная».

Клоун Саня остановился и глазам своим не верит. Эта же та девушка из «Огонька», с которой он хотел переписываться. Он же из-за нее в школу пошел! Тайгу бросил! А она здесь висит.

— Это что? — спрашивает он. — Старинная картина?

— Старинная.

— И девушка старинная? Такой сейчас нет?

— Думаю, что нет.

Клоун Саня жутко опечалился. Ирина Вадимовна спросила:

— Что, теперь ты не будешь учить грамоту?

— Я вам завтра скажу. Я подумаю.

Так и закончился поход в Третьяковскую галерею.

Приложение второе. Рассказ для пересказа.
Заметка из газеты «Вечерний город».

«РОДНИК В ЦЕНТРЕ ГОРОДА»

«Сегодня на улице им. бабушки космонавта Антона Симонова произошло интересное событие.

Светило солнце. Группа строителей с энтузиазмом прокладывала магистраль.

Когда работы были почти закончены, под забором одного из зданий строители наткнулись на металл. То ли это была балка, то ли глухая стена.

Строитель Грушин моментально привез газовую сварку и стал огнем пробивать дорогу в неведомое. Прожигать путь.

А дальше случилось неизведанное.

Металл стал шипеть. Шипеть и медленно взрываться.

— Караул! — закричали прокладчики магистрали.

Не теряя даром ни минуты, они выбрались из земляных работ и героически укрылись в подвале соседнего дома.

А над строительством бушевало разноцветное пламя, и слышался взрыв за взрывом. Словно праздничный салют несся из-под земли. Такого красивого фейерверка давно уже не наблюдали в этих строительных краях.

Взрыв, и желтые искры! Взрыв, и красные! Взрыв, и зеленые!

Все-таки правильно говорят в народе: «СТРОИТЕЛЬНЫЙ РАБОЧИЙ — ПРОКЛАДЧИК ПУТИ В НЕВЕДОМОЕ». И то, что случилось дальше — лучшее тому подтверждение.

Когда салют закончился, строители вернулись на место прежней работы. Стали исследовать происшедшее. А из земли вдруг забил родник, и на месте строительства быстро образовался маленький глубокий естественный водоем.

Строители Дынин, Кабачков-Тыквин и Грушин оказались в воде.

И из строителей превратились в пловцов.

— Этот водоем будет новым украшением города! — заявил руководитель строителей Главный Городской Завхоз тов. Тараканов. — И наша Завхозная Академия, на территории которой находится это водное пространство, эта водная гладь, будет работать еще лучше. Она будет выпускать отличных специалистов, которые будут еще уметь и плавать.

Остается только порадоваться этим интересным событиям в жизни нашего города. Лучшего в мире!!»
Корреспондент Жувачкин.

ОДИННАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

Одиннадцатый день обучения был очень скучный. Клоун Саня исчез. И Ирина Вадимовна разыскивала его по городу. Урок вела Василиса Потаповна. Она говорила:

— Дорогие учащиеся, сейчас я познакомлю вас со звуком «Н». Записывается он так «Н». Этот звук похож, вернее эта буква похожа на… на что же она похожа?

— На двух пьяных дяденек, кооторые несут третьего! — быстро подсказала Наташа.

— На двух пьяных дяденек, — согласилась Василиса Потаповна, которые несут… чего, чего?

— Третьего.

— Но это же непедагогично! — возмутилась Василиса Потаповна. — Я на это никогда не соглашусь.

— На двух пьяных дяденек, которые несут носилки, — подсказал Шура.

— Это уже прекрасно, — решила Василиса Потаповна. — Но почему дяденьки пьяные?

— С горя! — объяснила Наташа. — Они третьего дяденьку потеряли. У них вместо него носилки оказались.

— Лучше так, — вмешался достойный тов. Помидоров. — Буква «Н» похожа на двух санитаров, которые несут носилки.

— А санитары трезвые? — подозрительно спросила Василиса Потаповна.

— Конечно, — ответил Помидоров. — Они на работе.

— Тогда я согласна. А теперь давайте к букве «Н» прибавим знакомые нам буквы «А», «О», «У» и «Ы». Что получится?

— На, но, ну, ны! — закричала Наташа.

— И у меня на, но, ну, ны! — закричал Шура.

А Помидоров открыл печатную машинку и тоже напечатал: «НА», «НО», «НУ», «НЫ». Василиса Потаповна была счастлива.

— Приготовьте карандаши, — сказала она, — и запишите букву «Д». Этой буквой означается звук «Д».

Клоуны записали «Д». И вдруг раздался какой-то треск.

— Что это? — спросил Саня.

— Это у меня мозги трещат, — ответила Василиса Потаповна. — Я никак не могу понять на что же похожа буква «Д».

— На лодку с парусом в море! — закричала Наташа.

— На стариную шапку еще, — сказал Помидоров. — Подрисуйте под ней лицо и поверите.

— А еще на крышу дома, — сказал Саня. — Если сам дом в тумане. Василиса Потаповна с радостью согласилась.

— А теперь, — говорит, — давайте прислонять к букве «Д» другие буквы «А», «О», «У», «Ы».

Ученики «прислонили». У них вышло: «Да», «До», «Ду», «Ды».

Жить бы Василисе Потаповне и радоваться. А у нее опять мозги трещат.

— Чего это вы снова трещите? — спросил тов. Помидоров.

— Не знаю, — ответила завуч.

— Да это вовсе не она трешит, — говорит Наташа. — А вот тот гражданин в зеленой шляпе, который на ветке сидит.

Саня, Помидоров и Шура бросились к окну. И точно, на ветке сидел гражданин в меховом пальто и зеленой шляпе и трещал.

— Да это не гражданин. Это обезьянка Груша! — констатировал Помидоров. — Она из зоопарка сбежала. Я про нее в газете читал.

— А почему же она трещит? — спросил Шура.

— Потому, что у нее за щекой свисток милицейский. Она его утащила.

— Давайте ее приманим, — предложила Наташа.

Клоуны стали предлагать обезьянке сласти, бутерброды, картошку. Но обезьянка была хитрая. Ее так просто не возьмешь. Не шла она за угощениями, а ждала, когда ей их бросят. Тогда Саня сказал:

— Я знаю, как ее поймать. Давайте сюда все вкусное. Особенно, если есть орехи.

Он побежал вниз к дяде Шакиру и принес скворечник из его столярной мастерской. В скворечник Саня насыпал орехов и бросил его Груше.

Обезьянка поймала скворечник. Запустила в него лапу. Схватила орехи в кулачок и потащила лапу из скворечника. Тащит, а кулачок не пускает. А разжимать она не хочет, чтобы орехи не выпустить.

Тогда Саня побежал и принес еще один скворечник. В него тоже насыпали орехов и бросили трещащей мартышке.

Она опять схватила его, запустила вторую лапу. А вытащить не может.

— Ой, — сказала Наташа. — Она похожа на боксера. Только место перчаток — скворечники.

Но Груша крепко держалась на дереве нижними лапами. И не собиралась слезать. Саня снова сбегал вниз и притащил еще скворечник.

Опять его бросили Груше. Опять она поймала его и засунула уже третью лапу за орехами. Сжала в кулачок. А вытащить не может. Помидоров подумал и говорит:

— Есть такая знаменитая басня «Мартышка и очки». Ее придумал баснописец товарищ Крылов. Я скоро тоже басню напишу: «Мартышка и скворечники». «Мартышка к старости слаба скворечниками стала…»

Делать нечего, Саня побежал за четвертым скворечником.

— Но она же не сможет бегать! — говорит Наташа. — Она же упадет.

— А ты посмотри вниз, — отвечает Шура.

Наташа посмотрела. Внизу под ветками пруд. Ясно, что Груша не разобьется.

Кинули ей четвертый скворечник. Она его, кое-как цоп! — и скорее лапу в него засовывать. А то что это? — непорядок. Все лапы со скворечниками, а эта без.

Дальше клоуны побежали вниз. Потрясли дерево. И Груша хлоп — прямо в пруд. Только брызги во все стороны посыпались.

Тут ее и поймали. Позвонили в зоопарк.

— Заберите вашу дурочку. Учиться людям мешает.

Скоро машина прилетела. А в ней Кабачков-Тыквин сидит. Посадил он Грушу в мешок. А сам глазами так и зыркает.

— Я, — говорит, — обязан вам премию выдать за мартышку. Сто рублей. Пусть один ваш, лучше вот этот. — Он показал на Шуру. — Придет завтра на пустырь к зоопарку. И мы с ним рассчитаемся.

В голове у коварного Кабачкова-Тыквина созрел хитрый план захвата сначала Шуры, потом академии.

Он выбрал Шуру, потому что Шура был самый хилый. Ведь всем известно, что Шура много смотрел телевизор и никогда не делал физкультуру. А тут Груша из мешка высунулась и как треснет Кабачкова боксерским скворчником. Чем-то ей этот Кабачков не понравился.

Приложения к одиннадцатому дню занятий

Приложение первое. Песенка с перестановкой слогов.

Ребята! Вы уже знаете, что из слогов можно составить слово. Вы так же знаете — если в предложении поменять слова местами — получится белиберда. Помните песенку про объявления?

А что будет, если слова в песенке оставить в прежнем порядке, а слога в словах поменять? Берем самое простое стихотворение. Про маму.

Вот мы ви-дим ма-му.

А у мамы мы-ло.

Ма-ма мо-ет ра-му,

Что-бы чис-то бы-ло.

А если

Все части

Местами поменять,

То ничего мы с вами

Не станем понимать.

Вот мы дим-ви му-ма.

А у мы-ма ло-мы.

Ма-ма ет-мо мура,

Бы-что то-чис ло-бы.

Приложение второе. Рассказ для пересказа.

Ребята! Прослушайте эту бумагу. А потом постарайтесь ее пересказать.

Главному Завхозу Райсовета

тов. ТАРАКАНОВУ

от завхоза зоопарка

тов. КАБАЧКОВА-ТЫКВИНА

ЗАЯВЛЕНИЕ

Товарищ Тараканыв!

Заявляю Вам, что мы можим украсть колуна одного. То исть однаго кловуна. Этат колун придет к нам за премией за мартышку на пустырь.

Мы яво сажаим в мишок. И утаскиваим. А патом гаварим йим чтобы ани асвабадили академию, а то мы не асвабадим явойног кловуна. То ись егойного колуна. Писано в читвергт.

А сверху косым очерком было написано:

«Не возражаю. Тов. Тараканов».

Приложение третье
НАД НАШЕЙ КВАРТИРОЙ

Над нашей квартирой

Собака живет.

Лает собака

И спать не дает,

Спать не дает Нам.

А над собакою

Кошка живет.

Мяукает кошка

И спать не дает,

Спать не дает Собаке.

Ну, а над кошкою

Мышка живет.

Мышка вздыхает

И спать не дает,

Спать не дает Кошке

Ночью по крыше дождик стучит.

Вот потому-то

И мышка не спит,

Мышка не спит

Всю ночь.

В небе над крышею

Тучи бегут.

Тучи рыдают,

И слезы текут,

Слезы текут

Дождем.

А тучи обидел

Маленький гром,

Который по тучам

Стучал кулаком,

Стучал кулаком —

Ба-бах!

Приложение четвертое
КАК ТЕТЯ ФЕКЛА САНЮ СПАСАЛА

Тетя Фекла Паркинен очень переживала за Саню:

— Не ест ничего, вот и пропал. Был бы толстым, никогда б не потерялся.

Она накормила клоунов обедом. Взяла в платочек пирожков с повидлом и отправилась на городское радио.

— Вы куда? — спросили ее у входа.

— К главному начальнику.

— А вы кто?

— Тетя Фекла. Тетя я. Вахтер снял трубку и сказал:

— Тут тетя до нашего начальника приехала.

А там подумали, что тетя нашего начальника приехала и закричали:

— Пропустите немедленно.

И тетя Фекла прошла со своими пирожками.

— Вам что надо? — спросил начальник.

— У нас клоун Саня потерялся. Пусть его разыщут… А это пирожки!

— Не смешите меня, — сказал начальник. — У меня Африка волнуется. У меня в Америке переворот. У меня новую породу коров в Костроме вывели. У меня снижение цен на бетон. А вы с клоуном. — Но пирожками заинтересовался: — С повидлом?

— С повидлом. И за радио я всегда плачу.

— Ну, посудите сами, что важнее, пожар в Японии или Саня?

— Саня!

— Во Франции жарища. Люди в трусах на работу идут… Или Саня?

— Саня.

— Пять миллионов негров без работы по Африке ходят… Или ваш клоун?

— А они за радио платят?

Тут начальник не выдержал и как стукнет кулаком по столу. А на столе пирожок лежал. С повидлом. Он как брызнет.

Радийный командир нажал на какую-то кнопку, и тут же в кабинет вбежали двое таких… ну, как бы спортсменов.

— Заберите от меня эту тетку! — закричал начальник. — Работать невозможно!

Спортсмены подхватили тетю Феклу и понесли.

— Не ест ничего, — сказала им тетя Фекла про начальника, — вот и сердитый. Нервный весь.

Начальник услышал эти слова:

— Вот что. Позвоните-ка в милицию…

— Не надо… — трагически закричала тетя. — Только не это!

— …в милицию. И пусть ей разыщут Саню. Скажите, что я настаивал… И просил!

ДВЕНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

Назавтра Ирина Вадимовна пришла.

Только клоуны уселись за парты для учения, вошел милиционер. Перед ним, подняв руки, шел клоун Саня.

Все обрадовались. Бросились целовать Саню.

— Ваш? — сурово спросил представитель порядка.

— Наш, — ответила Ирина Вадимовна. — А что он натворил?

— На заборе писал. Слова всякие… разные.

— Не слова, а буквы, — мрачно поправил Саня. — Мы слова еще писать не умеем.

— Умеем, — возразила Наташа. — Например, слово «МАМА».

— А что ты, Саня, на заборе писал? — спросила директрисса.

— Уа! Уа! Уа! Уа! И еще: Ay! Ay! Ay! Ау!

— Все ясно, — сказала Ирина Вадимовна. — Он писал УА! Потому что он страдает. Ведь так всегда дети плачут: «Уа! Уа!». А «Ау» он писал, потому что он ищет. Зовет. Ведь люди, если потерялись, всегда друг друга зовут «Ау! Ау!». Ясно вам?

— А почему он страдает? — спросил милиционер.

— У него знакомая девушка пропала. — объяснила Наташа. — С которой он хотел дружить. Он говорит, мне теперь жизнь не мила. Она у меня плохая. Я теперь в колодец прыгну.

— А что, в колодце жизнь лучше? — спросил старшина.

— Хуже, — объяснил ему Помидоров. — Там мокро и холодно.

— Если девушка пропала, надо не в колодцы прыгать и не слова писать и выражения. Надо в милицию обратиться. Мы ее разыщем.

Он достал блокнот.

— Как зовут? Сколько лет? Где родилась?

— Не знаю, — ответил Саня.

— Не знаете, а хотите в колодце жить. Может, у вас фотография есть?

— Есть. Вот посмотрите.

Милиционер стал разглядывать.

— Красивая девушка. Где-то я ее видел. Кажется, около Третьяковской галереи она мороженое продает. Ну, вот что. Если ваша девушка не объявится, приходите к нам. Мы эту фотографию размножим. Портреты по городу повесим. Так мол и так. Пропал человек. Если знаете о местонахождении, сообщите. Ее наше дружное население вмиг отыщет. И не таких разыскивали.

Он похлопал Саню по плечу:

— Давайте без этих «Уа!» Найдется ваша красавица. Будет полный порядок!

И милиционер ушел в свою милицию. Ирина Вадимовна говорит:

— Сейчас наш гость сказал слово «ПОРЯДОК». С какого звука оно начинается?

— Со звука По, — ответил Саня.

— Нет. Со звука П. Где мы можем слышать такой звук?

— В каше, — сказала Наташа. — Когда каша пыхтит, она делает так: П-П-П-П-П.

— А еще ежи в лесу так пыхают, когда сердятся, — сказал оживший Саня.

Ирина Вадимовна взяла мел.

— А записывается этот звук так. «П». Это буква «П». На что она похожа?

— На футбольные ворота! — закричал Саня.

— На турник, — добавил тов. Помидоров.

Тут Шура поднял голову к небу и сказал:

— Чувствую, что что-то сейчас будет.

И верно, в класс вошла Василиса Потаповна.

— А я вам приготовила П-Подарок. П-Пирожки. П-Пожалуйста, П-Получите, П-Пирожки с П-Повидлом.

Пирожки лежали на подносе в виде буквы П.

— Вкусная буква! — решили клоуны.

Теперь попробуем соединить ее с другими буквами, — сказала Ирина Вадимовна. — С буквами А, О, У, Ы.

— Если соединить с буквой «А», будет Па, — закриала Наташа. — Это в танцах бывает. А если два раза соединить, будет ПАПА.

— А я соединю с буквой «О» — решил Шура. — Будет По. — Если взять два «По» получится ПОПО. Такой клоун есть известный Олег Попов. Я почти целиком его написал. Только в конце какой-то звук мешается. Я его писать не умею.

— Звук, который тебе мешается — звук В. Он записывается так: «В». Запомнил?

— Конечно, он на очки похож. У моей мамы такие же.

— Но главное вот что, — продолжала Ирина Вадимовна. — Если вы не умеете писать какой-нибудь звук, вы не печальтесь. Вы ставьте крестик. Вот такой +. Хочешь написать ПОПОВ, а букву В писать не умеешь. Пиши так: «ПОПО+».

Как Наташа обрадуется:

— Ой, я с этим крестиком такое напишу! И слово «ПАР». Вот так «ПА+». И слово «ЛАПА». Вот оно — «+АПА».

Клоуны так разучились, что и не остановишь. Саня соединил букву П с буквой У. Получилось «Пу». Подумал и еще «Пу» приписал.

— Вот у меня какое слово получилось.

— Такого слова нет, — возразила Василиса Потаповна. — Мы такого слова никогда не говорим.

— Мое ружье говорит, — заспорил Саня. — Когда я из двух стволов стреляю. «Пу-пу» выходит. А Шура соединил П с буквой Ы. И написал «ПЫ+».

— Что это значит? — спросила Ирина Вадимовна.

— Это значит ПЫЖ! — закричал Саня. — В патронах он бывает. Просто Шура неизвестный звук «Ж» крестиком заменил.

— Я думаю, что это слово ПЫХ! — сказал Помидоров. — Так начальство дышит, когда лифт не работает.

— И чайник тоже так дышит! — сказала Василиса Потаповна.

— А может, это «ПЫЛЬ»? — спросила Наташа.

— Это слово ПЫР! — пояснил Шура.

— Такого слова нет! — возразила Василиса Потаповна.

— Нет есть. Я много раз слышал: «ТЫР-ПЫР восемь дыр!»

— Сейчас небольшой перерыв, — сказала Ирина Вадимовна. — Надо убрать остатки пирожков. А потом мы будем изучать звук «Ш».

Клоуны ушли в коридор.

— Я знаю, — сказал тов. Помидоров, — есть разные «Ш». Есть «Минское «Ш». Есть «Ярославское «Ш». Я много раз видел на указателях.

Здесь даже Василиса Потаповна с подносом рассмеялась:

— Это же просто сокращения. Надо читать не «Минское «Ш», а «Минское шоссе», «Ярославское шоссе».

Когда перерыв окончился, Ирина Вадимовна внесла в класс печатную машинку и сказала:

— Звук Ш записывается так: «Ш». На что он похож?

— На разломанную расческу! — сказала Наташа.

— На забор, — сказал Саня.

— А какие слова с него начинаются?

— Слово «Шура», — сказал Шура. — И шоколад.

— А давайте грузить корабль на букву «Ш», — предложила Наташа.

— Мы лучше сыграем в другую игру, — сказала Ирина Вадимовна. — Пусть каждый принесет предмет, начинающийся с этой буквы. Кто больше предметов разыщет, тот и выиграл.

— Ура! — закричали клоуны. И прямо с места побежали искать предметы на «Ш». Постепенно они стали возвращаться с «уловом». Первым пришел Саня.

— Вот, — сказал он, — шоколадки. Три штуки. Поставьте мне три очка. А это еще котлета по имени Ш-ницель.

Ему поставили два очка — один за шоколадки и один за шницель. Тут пришла Наташа и привела на веревке собаку.

— Это шабака Сарик. То есть собака Шарик. Поставьте мне два очка.

— А почему два?

— Потому что она сейчас Санин Шницель съела. Саня посмотрел и раскричался:

— Что такое? Нельзя учебное пособие принести?! Из-за тебя у меня очко пропало!

Он убежал, чтобы еще что-нибудь добыть. Прибегает и шланг водопроводный раскручивает. А на голове у него шлем пожарный.

— Поставьте мне два очка за шлем и шланг. А за шланг можно и больше — он вон какой длинный.

За ним прибежал дворник дядя Шакир:

— Вот я тибе уши-то надеру. Зачем ымущество трогаешь?

Он даже успел Саню за ухо дернуть. Саня закричал:

— И за Шакира мне очко. И за Шакира.

И хотя Шакир ушел, у него еще три очка вышло! Он кричит:

— Я победитель!

— Подождем еще тов. Помидорова и Шуру, — сказала Ирина Вадимовна.

Как раз входит тов. Помидоров и старушку вводит. А старушка немного упирается. Тов. Помидоров говорит:

— Вот старушка. Шакирная бабушка. Это Шуба, это Шапка. У него три очка вышло.

Клоун Саня ужасно удивился. И спросил Ирину Вадимовну:

— Обычно люди говорят «шикарная бабушка». А он говорит шакирная». Это же неправильно!

— Правильно. Это Шакирная бабушка. Бабушка дяди Шакира, — объяснила она.

Наконец, пришел грустный Шура. Совсем пустой.

— Ему хорошо, — сказала Наташа. — Он что хочет, то себе и сделает

— У меня все сегодня не так получается. Все наоборот.

— Как так наоборот?

— А вот так так. Только не смейтесь. Что я ни скажу, все пропадает. Ну вот я скажу ШОКОЛАД. Все. Нет его. Ни в одном ларьке не найдете.

— Зачем в ларьке? — сказал Саня. — У меня в кармане был. Сейчас поглядим.

В кармане было пусто.

— Караул! Еще одно пособие пропало! Лучше бы я его съел.

— Шапка! — сказал Шура. И тотчас у шикарной бабушки с головы шапка исчезла.

— Быатюшки! — закричала шикарная, то есть шакирная бабушка. — Шапка пропала! Позовите скорее моего внука Шакира!

— Шакир! — закричали все. И Шура хотел закричать. Но Наташа бросилась и закрыла ему рот.

— Ой, Ирина Вадимовна, сейчас мы без сторожа останемся! Пусть он что-нибудь другое скажет.

Шура посмотрел вокруг и сказал: ШТАНЫ!

И все клоуны остались в одних трусах. Как будто они спортсмены.

— Держите меня! — сказан Шура. — А то все на букву «Ш» пропадет!

Ему быстро-быстро замотали голову шарфом, чтобы он ни на что не смотрел и ничего не говорил.

А Ирина Вадимовна разрешила всем клоунам печатать на машинке разные слога с буквой «Ш». И все печатали: ША, ШО, ШУ, ШЫ,

ША, ШО, ШУ, ШЫ. А клоун Шура сидел в стороне.

— А ты что не хочешь печатать ША, ШО, ШУ, ШЫ? — спросила Ирина Вадимовна.

— Я печатаю ША, ШО, ШУ, ШЫ, — ответил Шура.

— Но как же? Как же ты печатаешь ША, ШО, ШУ, ШЫ, когда ты сидишь в углу? И весь замотанный.

— Ну и что? И сидя в углу, можно печатать ША, ШО, ШУ, ШЫ. Вот смотрите. И все увидели как он задумался, а машинка сама застучала:

— ША, ШО, ШУ, ШЫ… ША, ШО, ШУ, ШЫ… ША, ШО, ШУ, ШЫ.

— Молодец! — сказана Ирина Вадимовна. — Просто не человек, а телетайп. Или телеграф.

— А можешь напечатать слово ШАР? — спросила Наташа.

— Могу, — ответил Шура.

И тут машинка застучала: ША+… ША+…

— Ты у нас гордость! Ты самый лучший ученик! — сказала Ирина Вадимовна.

Приложения к двенадцатому дню занятий

Приложение первое
ПРАВИЛЬНО ЛИ МЫ ГОВОРИМ. А ЕСЛИ НЕПРАВИЛЬНО, ПОЧЕМУ?

По дороге домой клоун Шура подошел к Ирине Вадимовне.

— Ирина Вадимовна, вы сказали, что слов на букву «Ы» нет. А дядя Шакир сказал: Зачем ЫМУЩЕСТВО трогаешь? Значит, есть слова на буквы «Ы»?

— Понимаешь, Шура, — ответила Ирина Вадимовна. — У дяди Шакира родной язык татарский. В этом языке есть такие звуки, которых нет в русском. Но зато он не умеет говорить некоторые русские буквы. И вместо слово «ИМУЩЕСТВО» он говорит «ЫМУЩЕСТВО». Он не может сказать «ИГРА», он может сказать «ЫГРА».

— Я все понял, — сказал Шура. — Я еще знаю, что есть дети, которые не могут говорить «Р», они говорят «Л». Вместо «РОЖКИ» говорят «ЛОЖКИ». Вместо «РЫЖИЙ» говорят «ЛЫЖИЙ».

— Есть такие дети. У них некоторые буквы, то есть некоторые звуки больны. Этим детям надо ходить к специальным врачам — логопедам. Эти врачи очень веселые. У них много интересных книг. И их не надо бояться.

Приложение второе
СЛУЧАЙ НА ПУСТЫРЕ

Клоун Шура, то есть кловун, взял кошелек и пошел на пустырь к зоопарку, чтобы получить премию за мартышку Грушу.

Было тихо и незаметно. К нему подошли три человека с одним мешком.

— Здравствуйте! — сказал Шура.

— Здравствуйте, — ответили они и запихнули его в мешок. И понесли. Как будто это был не Шура, а картошка.

Сначала все было нормально, только мешок дергался. Потом вдруг у похитителей прямо на улице исчезли брюки, то есть Штаны. И они превратились в картофельных спортсменов.

Конечно, это были не спортсмены, а завхозы — тов. Дынин, тов. Кабачков-Тыквин и тов. Грушин из одной строительной организации.

Они притащили клоуна Шуру на квартиру к завхозу Дынину. Там его заперли в чулане. И стали совещаться и ликовать.

Но ликование у них не очень получилось. Потому что они стали искать шлепанцы, чтобы не пачкать дынинский пол, а шлепанцы исчезли. Когда стали вынимать Штопор, чтобы открыть бутылку вина, он пропал. И, в конце концов, куда-то задевалась красивая Шуба хозяйки. Тов. Дынин даже стал коситься на своих товарищей и немного потерял к ним уважение.

Приложение третье
Ш-ОТДЕЛИТЕЛЬНАЯ МАШИНА

Это, ребята, такая специальная машина. Она от предмета отделяет букву Ш. Например, бросили в машину ШТОПОР. А вылетел ТОПОР. Потом отдельно выскочила буква Ш. Залетела в машину МУШКА. Раз! Машина загудела, и, пожалуйста, МУКА посыпалась. Тут прибежал пожарный. СтарШина. Из Управления товарища Тараканова.

— Что это за машина такая? Кто позволил строить? А как она у вас в противопожарном отношении?

И в машину залез.

И что, ребята, получилось?

Правильно. Из машины буква Ш выпала, и старичок вылез — потому что он СТАРИНА.

— Што вы шо мной шделали? — зашамкал он.

Пришлось его снова в машину запихивать и с обратной стороны вытаскивать. Он уже не старый вылез. А такой, какой был — немного поношенный.

Приложение четвертое
РЫБОЛОВ

За город начал

Рыбак собираться.

Удочку взял,

Чтобы рыбу ловить.

Взял дождевик,

Чтобы им укрываться.

Взял самовар,

Чтобы чай кипятить.

Взял он кровать,

Чтобы спать на кровати.

Взял он ковер,

Чтоб на нем загорать.

Взял он дрова,

Чтоб ему не искать их.

Взял чемодан,

Почему бы не взять?!

Взял керогаз.

Полотенце,

Мочалку,

Книги,

Журналы,

Кресло-качалку,

Лампу,

Ружье,

Сапоги,

Одеяло.

Взял он собаку.

Чтоб все охраняла.

Взял он две тысячи нужных вещей

И уложил их

На лодке своей.

Лодка качнулась.

Воды зачерпнула.

Перевернулась —

И вмиг утонула.

Ровно неделю потом

Из реки

Вещи вытаскивали

Рыбаки

И говорили: —

Послушай, чудак.

Ты кто угодно.

Но ты не рыбак.

Ведь для хорошего

Для рыбака

Удочка только нужна

И река.

ТРИНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

Утром в академию принесли записку:

«Освободите помещение, получите вашего академика.
Четверо неизвестных».

Ирина Вадимовна велела Василисе Потаповне вести уроки, а сама села на мотоцикл и умчалась в главную районную организацию — Райсовет. Василиса Потаповна начала урок:

— Вы помните как в зоопарке рычат тигры? Р-Р-Р-Р. Этот тигриный звук записывается буквой Р. На что он похож?

— На флажок! — сказала Наташа.

— На букву Ы без палочки и кверх ногами, — сказал Саня.

— Прекрасно. А какие слова начинаются с этой буквы?

— Р-Ружье! — закричат охотничий Саня.

— Радикюль, Рюшечки, Реглан, — сказала Нагаша.

— Разрешение, Распоряжение, Рапорт! — придумал тов. Помидоров.

— Молодцы! — сказата Василиса Потаповна. — А теперь давайте соединять этот звук со знакомыми нам А, О, У, Ы. Что получится?

— Ра, Ро, Ру, Ры! — закричали клоуны.

— Ну, просто передовики! — восхитилась завуч. — Давайте все это запишем.

И клоуны стали старательно писать: РА, РА, РА, РА, РА, РА, РА. РО, РО, РО, РО. РУ, РУ, РУ, РУ, РУ, РУ, РУ, РУ, РУ. РО, РО, РО, РО, РО, РО. РЫ, РЫ, РЫ, РЫ, РЫ, РЫ, РЫ, РЫ.

— А в каких словах встречаются эти слоги. Допустим Ро?

— В РО-машки, — сказала Наташа. — И в РО-зе.

— А ры?

— В РЫ-бе и РЫ-си! — закричал Саня из тайги.

— А Ра?

— В РА-зрешении и в РА-споряжении, — сказал тов. Помидоров.

— А раньше слог «Ра» в слове Шу-ра встречался.

— Почему встречался? Сейчас разве не встречается? — спросила Василиса Потаповна.

— Не встречается. Пропал. Потому что сам Шура пропал.

И все вспомнили про Шуру.

Ирина Вадимовна на своем мотоцикле пролетела мимо вахтера Райсовета и прямо по лестнице приехала к кабинету Председателя. На грохот сбежалось все руководство. И сам Председатель.

— В чем дело? — спросил Он.

— А вот в чем, — Ирина Вадимовна подала ему похитительную записку. Председатель Райсовета прочитал:

— Это все наши завхозы бунтуют. Никак не могут простить, что мы их притеснили. Хозяйственные люди. Не хотят разбрасываться помещениями.

— А не слишком ли они далеко зашли? По ночам воруют сторожей. Делают подкопы. Таскают людей за бороды. — Наступала Ирина Вадимовна. — И вот лучшего ученика украли.

— Да, — согласился Председатель, — придется мне в этом разобраться. Пожалуй, я вечером зайду в вашу академию и на месте посмотрю, что к чему.

Ирина Вадимовна села на мотоцикл и помчалась обратно.

Тем временем тов. Дынин и завхозы ждали ответ из академии. Но академия молчала, и никто здание не освобождал.

— Нет ответа, — сказал тов. Грушин. — Надо что-то другое придумывать. А то тов. Тараканов нам головы отвернет.

— Давайте, думайте! — приказал толстый товарищ Дынин. — К завтрашнему дню мы должны захватить академию.

— А какой день будет завтра?

— Завтра будет день коммунального работника. То есть главный завхозный праздник. И лучшего подарка для тов. Тараканова не придумаешь.

— У меня есть идея, — сказал Кабачков-Тыквин. — Надо устроить у них пожар.

— А как? — спросил тов. Дынин.

— А так. Мой дедушка был завхозом в партизанском отряде. И у него кое-что осталось.

— Мины? — спросил Дынин. — Гранаты?

— Нет. Дымовые шашки.

— Ну и что? — спросил Кабачков.

— А то. Мы бросаем к ним дымовую шашку. Из окон валит дым. Мы садимся в машину и под видом пожарных прилетаем к ним. Там выносим из помещения вещи, спасаем людей. И когда шашка прогорит, помещение чистое и наше. Мы бежим докладывать тов. Тараканову.

— Ура! — закричали завхозы.

А клоун Шура из чулана все это слышал. Ах, если бы эта шашка была здесь, он бы немедленно сделал так, чтобы она исчезла! Но, во-первых, ее здесь не было. А во-вторых, исчезательная способность у него испортилась. Потому что уже и шуба, и шлепанцы, и штаны, и штопор вернулись к завхозам.

— А что нам делать с пленным? — спросил завхоз Дынин. Раз речь зашла о минах, гранатах и шашках, он тоже перешел на военый жаргон. — Может, отпустить?

— Ни в коем случае! — запротестовал Кабачков. — Он же все своим расскажет.

— Значит, я так и буду его кормить и одевать все время? — спросил Дынин.

— И не все время. А до захвата академии. И не один. Мы можем содержать его по очереди. И передавать из дома в дом, как пастуха в деревне.

Радостные завхозы побежали за дымовой шашкой. И за пожарной машиной. А Шура тревожный, тревожный и почти больной сидел в чулане.

— Э, был бы у меня почтовый голубь!

Только он об этом подумал, в чулане на стенке появился почтовый ящик.

— На что он мне нужен?! — рассердился Шура. — Даже если я напишу письмо. Я не помню, чтобы почтальоны ходили по чуланам. Что же делать? Что же делать? — Он даже стал светиться от напряжения.

Ох, как ему было трудно! Но оставим его в покое. Что же делалось в академии?

В академии Василиса Потаповна говорила:

— Все буквы бывают гласные и согласные. Гласные можно петь. Вот, например, послушайте. Она запела:

— В лесу родилась А-А-А.

В лесу она У-У.

Зимой и летом Ы-Ы-Ы.

О-О была.

— А согласные не поются. Это такие буквы, как «П», «М», «Ш» и «Н». Попробуйте их пропеть.

Клоуны затянули. Причем Помидоров солировал.

— В лесу родилась П-П-П.

В лесу она Н-Н.

Зимой и летом Р-P-P.

Зеленая Ш-Ш.

Ничего-то у них не пелось, а все время спотыкалось. Как раз Ирина Вадимовна подъехала.

— Поете? — спросила она.

— Поем.

— А что поете?

— Разницу между гласными и согласными.

— Вам сейчас не это надо петь. Надо петь песню протеста. У нас вот-вот помещение отберут.

И они решили, что клоуны срочно разучат песню протеста. И когда придет Председатель, споют ее.

Клоун Шура еще не решил, как он сможет передать письмо своим. Но начал его сочинять. Он писал в уме:

— Ay! Ау! — Это я их зову. — Уа! Уа! — Это значит, что мне плохо. — А-Н-Т-О-Н С-И-М-Е-Н-О-В. Это адрес.

Шура так устал от сочинения, что стал мокрым.

Дальше он придумал как написать слово «ШАШКА», ведь он не умел писать звук «К». У него вышло — «ШАШ+А». А фамилия «ДЫНИН» написалась так — «ДЫН+Н». Слово «ДЫМ» получилось легко. Он даже сумел составить такое сложное слово, как «ПРОПАЛ». Оно выглядело так — «ПРОПА+».

Оставалось самое сложное — как передать это письмо или эту телеграмму своим?!?!?!

Из Шуры уже сыпались электрические искры.

К академии подъехала черная «Волга», и из нее вышел сам товарищ Председатель Райсовета. Он поднялся по лестнице и прошел в кабинет Ирины Вадимовны.

Ирина Вадимовна показала ему комнаты для занятий, живой уголок и все остальное. Дядю Шакира, Шарика, Полкана и сына Полкана — Полканчика.

Они снова вернулись в кабинет для разговора. Вдруг под окном раздалась музыка и послышался объявительный голос:

ПЕСНЯ ПРОТЕСТНАЯ

И клоуны запели:

— Мы сперва муки возьмем.

Приготовим место,

А потом воды нальем

И получим тесто.

— Что это такое? — спросил Председатель.

— Ученики поют.

— А что они поют?

— Песню протеста. Они протестуют против действий ваших завхозов.

— А причем здесь вода и мука?

— Ей богу, не знаю. А с улицы неслось:

— Ну, а если тесто есть.

Значит, будут пышки.

Очень любят пышки есть

Умные мальчишки.

— И умные девчонки! — добавила Наташа.

Председатель высунулся в окно и увидел, что клоуны не только поют, но и в самом деле пекут пышки на походной печке. Он расхохотался:

— Ничего себе! Это же не песня протеста, а песня про тесто. Какие же они бестолковые!

— Они не бестолковые, — сказала Ирина Вадимовна. — Они наивные. Они добрые и смешные.

Тут в комнату прискакал Полкан и принес в зубах пакет с пышками.

— У вас было плохое настроение, — продолжала Ирина Вадимовна, — они его улучшили. Когда в городе живут клоуны, всем веселее. И детям, и взрослым. А из-за того, что они неграмотные, с ними случается беда.

— Почему?

— Они везде суются. То они идут туда, где нарисована овчарка. Потому что любят собак. А то, что там написано «ОСТОРОЖНО, ЗЛАЯ СОБАКА» не понимают. И вылетают без штанов. То они курят у бензоколонки. Они никогда не читали, что курить вредно. А у бензоколонки особенно. Не зря же там написано «НЕ КУРИТЬ!». То они забираются в трансформаторную будку. Ведь на двери нарисован череп. И они хотят познакомиться со скелетом. А прочесть слово «СМЕРТЕЛЬНО!» не умеют. Поэтому и было принято решение о создании академии для клоунов. А ваши завхозы хотят ее отобрать. Им веники хранить негде.

— Не веники, а счетные машины.

Тут произошло что-то странное. Печатная машинка, которая стояла на столе, вдруг запрыгала. Это была машинка, которую принес Помидоров.

— Что это? — спросил Председатель.

— Сама не знаю. Давайте, посмотрим.

Они стали смотреть и увидели, как на машинке печатается Шурино письмо.

«АУ! АУ! УА! УА!

НАШ ДОМ УА. НАШ ДОМ ПОШАР. ДЫН+Н ДЫМ ШАШ+А. НАШ ДОМ ПРОПАЛ.
ШУРА».

— Это что, волшебная машинка? — спросил Председатель.

— Нет. Это клоун Шура передает письмо. Ну тот, которого украли. Он умеет печатать на расстоянии.

— Теперь мне понятно, — сказал Председатель. — Не человек, а телеграф.

— А мне ничего не понятно, — сказала Ирина Вадимовна. — Что это за «ДЫМ» и «ПОШАР»?

— Дым и пошар, я думаю, это дым и пожар. А вот что это за буква +? Я такой не помню, — сказал Председатель. — Мы такой не проходили. В наш время ее не было.

— Это не буква. Это такой значок, который клоуны ставят, когда попадается незнакомый звук. Здесь написано «ДЫНИН», а здесь «ШАШКА». Он поставил значок, потому что «И» и «К» мы еще не проходили.

— Тогда я все понял, — обрадовался Председатель. — Мои завхозы хотят бросить дымовую шашку. Сделать как бы пожар. И под шумок захватить помещение.

— Час от часу не легче, — сказала Ирина Вадимовна. — Что же теперь делать?

— А ничего, пускай захватывают. Я вам помогу. У меня для вас подарок есть.

Приложения к тринадцатому дню занятий

Приложение первое. Рассказ для пересказа.
«АХ, ТЫ НОЧЕНЬКА! НОЧКА ТЕМНАЯ!»

Дальше было так. Ирина Вадимовна велела уложить все-все вещи (и даже аквариумы) удобными узлами. Шакира и Шакирика с шакирной бабушкой отправила в гости к Василисе Потаповне.

На рога Полкану и Полканчику велела надеть резиновые присоски. И приказала клоунам немедленно уходить домой.
Заметка из газеты «Вечерний город»

«ПОЖАР ОТСТУПАЕТ»

«В полночь из окон одного из домов одного из районов нашего города повалил дым.

— Пожар! Пожар! — заволновался народ. — Идите смотреть.

Но смотреть не удалось. Из одного из переулков вылетела красная прекрасно оборудованная пожарная машина. И прекрасно обученные пожарные стали тушить пламя и вытаскивать из помещения вещи.

Как потом оказалось, это была академия для клоунов. Для этих наших любимых цветов города. Наверное, один из цветов неудачно обращался с электроприборами и устроил поджог. Действиями пожарных умело руководил пожарный завхоз тов. Дынин

— Вперед, — говорил он. — А теперь назад! И снова:

— Назад! А теперь вперед!

— Я с детства любил наблюдать огонь, — сказал тов. Дынин нашему корреспонденту. То есть мне. — Поэтому и пошел в пожарные. Тушка пожаров, то есть тушительность у нас постоянно растет. Если раньше мы тушили сто пожаров в месяц, то теперь тушим сто пятьдесят.

Остается только пожелать тов. Дынину и его славной команде больших успехов. Горожане гордятся своими пожарными. Они могут спать спокойно!»
Корреспондент Жувачкин.

Наконец, все вещи вынесены. Все хорошо. Только Полкан разбежался и стукнул рогами тов. Дынина. А так как на рогах у него были присоски, он к Дынину прилип. И некоторое время они ходили вместе. Гуськом.

И тут появился сам тов. Председатель.

— Ну что? — спросил он. — Вытащили вещи?

— Вытащили! — ответили гордые завхозы.

— Молодцы. Тащите их дальше. Вон в то новое здание. — Завхозы, переодетые пожарными, так и сделали.

Председатель похвалил их и сказал:

— А утром я вас прошу всех придти сюда. И вашего вождя завхозного приводите, товарища Тараканова.

Радостные завхозы гурьбой двинулись к машине.

— И этого принесите, которого украли! — крикнул им вдогонку Председатель. — Моего любимого клоуна Шуру.

Приложение второе. Небольшая дополнительная история
ЭТО БЫЛО В НОВЫЙ ГОД

Перед Новым Годом Василиса Потаповна сказала:

— Я предлагаю отметить этот торжественный праздник в тесном учебном кругу. Без представителей из министерства, без оркестра, без родителей. Только Полкан и мы.

Все закричали:

— Ура!

А Ирина Вадимовна ничего не говорила. Она всех внимательно слушала. Наташа предложила:

— Немедленно все идем на базар за елкой.

На елочном базаре елок уже не было. Был елочный металлолом, отходы.

— Значит едем за город и добываем! — приказала Наташа. — Ну-ка, Шура, создай нам пилу и топор. Только без фокусов. Не надо нам вместо топора штопор. А вместо пилы Фермопилы какие-нибудь.

Шура вытаращил глаза, почесан затылок и загудел.

Бац! У него все получилось правильно. Перед изумленными зрителями на полу возникли пила и топор.

И тогда Саня правильно сообразил:

— И чего это мы пойдем в лес по сугробам лазить, когда у нас такой создаватель есть. Эй, Шура-мура, создай-ка нам елку. И прямо с игрушками.

Шура загудел, затрещал, захлопал глазами. Но все без толку. Все без толку, все без толку. Не сумел создать он елку.

— Ну, почему? — спросила огорченная Наташа.

— Потому что у меня живое не получается. Шарикоподшипники, пилы, ключи! Шифер, скрепки, бутылки, топоры, железобетонные изделия — сколько хочешь! А вот елки, березы, желуди — ни за что!

«Магазин строительных материалов!» — про себя сурово и иронически осудила Шуру Василиса Потаповна. Но вслух этого не произнесла — непедагогично. Наташа забеспокоилась:

— Выходит — елка живая. А мы ее топором хотели… Я теперь несогласна.

— Значит остаемся без елки! — понял Саня. Тут в дело вмешалась Ирина Вадимовна.

— Если елка живая, мы можем найти ей живую замену. Чем, например, хуже товарищ Помидоров? Он тоже живой.

— Ура! — опять закричапи все.

— Давайте его скорее наряжать. — сказала Наташа. — Повесим игрушки, свечечки.

— И назначим его елкой приказом по школе, — предложила Василиса Потаповна. Помидоров не возражал. Может быть, это неправильно — назначить человека елкой, но раз надо, значит надо.

Клоуны стали его наряжать. На него повесили лампочки, дождик, игрушки, большую звезду. Его включили.

Он стоял в углу и сиял. А все пели:

— В лесу родился товарищ Помидоров,

В большом лесу он жил.

Зимой и летом товарищ Помидоров

В галстуке ходил…

Потом все водили хоровод вокруг товарища Помидорова. Всю новогоднюю ночь он тихо светился в углу и был счастлив. Он говорил окружающим:

— Берегите лес! Берегите лес! Из него можно сделать столько дров

Приложение третье
ВСЕ В ПОРЯДКЕ

Мама приходит с работы,

Мама снимает боты.

Мама проходит в дом,

Мама глядит кругом.

— Был на квартиру налет?

— Нет.

— К нам заходил бегемот?

— Нет.

— Может быть, дом не наш?

— Наш.

— Может, не наш этаж?

— Наш.

Просто приходил Сережка,

Поиграли мы немножко.

— Значит, это не обвал?

— Нет.

— Слон у нас не танцевал?

— Нет.

— Очень рада. Оказалось,

Я напрасно волновалась.

ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ЗАНЯТИЙ

Утром у нового здания, в которое были перенесены вещи, играла музыка. Радовался народ. Потому что по радио выступал корреспондент Жувачкин и сказал:

— Сегодня, в день коммунального работника, наш город получил большой подарок от них. От коммунальных работников. Или, как говорят в народе, от завхозов. Они построили новое красивое здание и подарили его академии клоунов. Академия, которая выпускает цветы города. Да здравствуют наши дорогие коммунальные завхозы! Счастливого им плавания.

Поэтому народ собрался у входа в новое здание. Поэтому он ликовал. Ирина Вадимовна позвонила Председателю Райсовета:

— Объясните мне — как все произошло.

— Очень просто. В завхозный праздник мы готовили завхозам подарок — новое здание. А раз им так нравится старое, раз они за него так воюют, мы им решили его вернуть. А новое решили подарить вам. У нас даже было специальное ночное заседание Райсовета.

Ирина Вадимовна была растрогана:

— Я вас приглашаю на торжественно открытие. Чтобы вы перерезали ленточку.

— Пусть это сделает Тараканов. Он — главный виновник торжества. Сейчас он выезжает. Я ему даю свою машину.

В это время завхозы привели захваченного Шуру.

— Ура! — закричали клоуны и население. И Шуру долго качали.

Потом приготовили ленточку и ножницы и стали ждать товарища Тараканова. Вот подъехала «Волга», и он вышел из машины. Поздоровался со всеми за руку. И особенно долго здоровался с тов. Помидоровым. И все думал:

— Как тут мой Помидоров вырос? Годится ли он мне в заместители? У нас явная нехватка руководящих начальников.

Ему завязали глаза. Грянула клоунская музыка. И он пошел. Прямо к ленточке. Прямо к дяде Шакиру. Дядя Шакир в ужасе поднял париковую бороду. Чтобы ее не отрезали и выставил вперед живот с подтяжками.

И точно. Именно по ним прошелся ножницами тов. Тараканов. Штаны свалились.

Тараканов жутко засмущался и уехал.

А Ирина Вадимовна торжественно сказала:

— Я поздравляю всех вас, дорогие клоуны! И вас. Василиса Потаповна! И тебя, дорогой дядя Шакир! Я уверена, что мы будем учиться еще лучше.

Потом она обняла клоуна Шуру за плечи и сказала:

— Ну-ка, дорогой Шура, сделай так, чтобы у нас у входа появилась красивая доска с надписью «ШКОЛА КЛОУНОВ».

— А почемуйто это школа? — спросила Наташа.

— Ведь у нас была академия, — поддержал ее Саня.

— А потому, что сначала вы были совсем неграмотные. И проделали большую работу, чтобы чуть-чуть научиться. Работу, равную труду академика. Поэтому была академия. Теперь вам уже будет много легче. Поэтому будет школа. А я вами очень горжусь. Особенно Шурой. Ведь он сумел написать первое в жизни письмо. Понял, Саня? Это тебе не «ЖДИТЯ. Я УЖА ЛЕЧУ». Давайте все похлопаем Шуре. Шура, пиши!

И Шура задумался. И Шура загудел.

— Сейчас будет крышка! — сказал Помидоров.

— Или «НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!» — добавила Наташа.

Хлоп! Шура сработал.

И над входом появилась красивая мраморная доска с золотыми буквами. На ней было написано:
«Ш+ОЛА +ЛОУНОВ».

Так она и висит до сих пор на «УЛИЦЕ ИМЕНИ БАБУШКИ КОСМОНАВТА АНТОНА СИМОНОВА» на доме N 5.

+ОНЕЦ
Категория: Успенский Эдуард Николаевич

Самые популярные сказки:
Про какашку. (Андрус Кивиряхк, «Какашка и весна»)
Серая Звездочка
Русачок
Два брата
Случайные сказки:
Бебека
Деньги делают всё
Ма-тари-кари
Сказка о господине всех господ

Издательство сказок
сказки про вашего ребенка
Сказки про Вашего ребенка!
Книга составляется на заказ и печатается в единственном экземпляре! Никакая книга не заинтересует малыша так, как книга про него самого. Это подарок который полюбится сразу и будет любим долгие годы. А хорошие сказки помогут воспитать в вашем ребёнке хорошего человека!
ВАЖНО!
Заказывая Книгу о Вашем ребенке с нашего сайта и используя промо-код UK320, Вы получаете СКИДКУ в $10!!
Заказать книгу сказок..>>

Наша кнопка
Сказки про Код кнопки:
картинки футболок и маек
наверх страницы
Copyright skazkapro.net © 2011-2018 Представленные на сайте материалы взяты из открытых источников и опубликованы в ознакомительных целях. Авторские права на произведения принадлежат их авторам.