Все сказки на skazkapro.net

Раздела сайта
Аксаков Сергей Тимофеевич
Андерсен Ганс Христиан
Афанасьев Александр Николаевич
Бажов Павел Петрович
Гаршин Всеволод Михайлович
Горький Максим
Гримм братья
Ершов Пётр Павлович
Жуковский Васиилий Андрееевич
Заходер Борис Владимирович
Родари Джанни
Кир Булычёв
Крылов Иван Андреевич
Маршак Самуил Яковлевич
Носов Николай Николаевич
Перро Шарль
Пушкин Александр Сергеевич
Роулинг Джоан
Салтыков-Щедрин М. Е
Сутеев Владимир Григорьевич
Толстой Алексей Николаевич
Толстой Лев Николаевич
Успенский Эдуард Николаевич
Харрис Джоэль Чандлер (сказки дядюшки Римуса)
Чуковский Корней Иванович
Шварц Евгений Львович
Реклама
Поздравления детям

Главная » Авторы сказок » Кир Булычёв

Сказка "Война с лилипутами: часть третья (глава 3-4)"

Глава 3. Однодневки Фоки Гранта


   Девочкам повезло. Именно в  тот  день  добраться  до  затерянной  в
глубинах космоса планетки Парадиз оказалось несложно.
   Через полчаса отчаливал громадный пассажирский  лайнер  "Левиафан",
который вез смену зимовщикам на  Ледяные  астероиды.  И  хоть  Парадиз
принадлежит к иной  звездной  системе,  силы  притяжения  двух  звезд,
вокруг которых он обращается, заставляют его раз в три месяца залетать
внутрь системы Ледяных астероидов. И тогда тамошние  зимовщики  летают
на Парадиз за грибами и ягодами.
   Когда молодые и шумные зимовщики  узнали,  что  рабыня  Заури  ищет
родителей, а Алиса помогает ей, они настолько прониклись сочувствием к
девочкам, что первым же делом,  как  добрались  до  цели,  дали  Алисе
планетарный катер, чтобы, не теряя ни минутки, девочки поскорее  могли
добраться до таинственного  Фоки  Гранта.  Больше  того,  планетарному
катеру они дали  программу,  как  быстрее  отыскать  Гранта,  которого
некоторые из зимовщиков уже встречали.
   Пообедав на "Левиафане", девочки перешли на борт  катера,  и  через
сорок минут полета между ледяными астероидами катер подлетел к зеленой
планете. Вся она была покрыта лесами, даже океанам не хватило места  -
вместо них планета была изрезана множеством полноводных  рек,  которые
впадали в обширные зеленые болота или озера, заросшие тростником.
   Подчиняясь своей программе, катер с "Левиафана" промчался, снижаясь
над джунглями, затем завис над небольшой поляной на берегу реки.
   - Объект под прозвищем "Фока-однодневка" находится  на  поверхности
планеты точно под нами! - сообщил Алисе катер. - Что будем делать?
   - Приказываю садиться, - сказала Алиса.
   Катер медленно опустился на открытом месте, но  Алиса  с  Заури  не
успели даже подойти к люку, как увидели, что снаружи  к  катеру  летят
удивительные и ужасные при  том  насекомые,  похожие  на  комаров,  но
размером с большую собаку.
   Насекомые отчаянно махали прозрачными ломкими крыльями,  отломанные
куски которых медленно кружились в воздухе.
   - Что им нужно? - спросила Алиса у катера.
   - Не бойтесь, - ответил катер, который  бывал  на  планете  уже  не
первый раз и знал все о ее фауне и флоре, -  это  однодневки.  Они  не
кусаются. Только пищат. Выходите смело и не слушайте их.
   - А разве они умеют говорить? - спросила Заури.
   Катер хмыкнул, будто собирался засмеяться, да раздумал.
   Зато люк раскрылся,  и  внутрь  катера  буквально  ворвалась  волна
душистых  ароматов  зеленой   планеты,   и   вторая,   следом,   волна
оглушительного писка и скрипа, который издавали однодневки.
   - Я не пойду, - сказала Заури. - Они меня съедят.
   - Но катер  же  сказал,  что  они  безопасны,  -  возразила  Алиса,
направляясь к люку.
   Однодневки внутрь катера не забирались, но  мельтешили,  суетились,
толкались у входа.
   - Мы знаем, что они безопасны, - задумчиво сказала рабыня, -  катер
знает, что они безопасны. А разве они знают  об  этом?  Они  же  ведут
себя, как очень опасные.
   - Выходите, выходите, - сказал катер.
   Алиса первой шагнула вперед, и когда однодневки поняли, что она  их
не боится, они всей толпой ринулись прочь, но пищать не перестали.
   Заури так и не вышла. Она остановилась в люке и спросила оттуда:
   - Дождика нет?
   - Дождика? - Алиса не поняла ее. Погода была отличная, и  это  было
видно из люка.
   - Дождик может начаться в любую секунду, -  сообщила  рабыня.  -  В
таком случае я промочу ноги и умру от простуды.
   - Ясно, - сказала Алиса. - Тебя никто  не  заставляет  выходить  из
катера. Подожди меня здесь.
   - Ты только осторожнее,  -  сказала  Заури.  -  Чуть  что  -  сразу
обратно.
   Однодневки вились над Алисой, задевали ее крыльями и ногами,  глаза
их смотрели как стеклянные витражи - без всякого смысла.
   Впереди, под сенью раскидистых деревьев,  Алиса  увидела  маленький
легкий домик с большими распахнутыми окнами. Дверь в  дом  была  также
открыта, и на ступеньках сидели  три  громадные  однодневки  ростом  с
Алису. Они были печальны и даже не взлетели, когда Алиса приблизилась.
Только обратили к ней свои огромные глаза и замерли как неживые.
   - Здравствуйте! - крикнула Алиса. - Можно к вам?
   Никто ей не ответил.
   Алиса заглянула в раскрытое окно. Внутри была  просторная  комната,
половину которой занимал длинный и широкий рабочий стол. На нем стояли
приборы, микроскоп, химические  сосуды.  Посреди  стола  расположилась
однодневка, которая  при  виде  Алисы  перепугалась,  подняла  крылья,
попыталась взлететь, ударилась головой о  потолок,  сломала  крылья  и
упала под стол.
   - Что же ты такая неловкая? - сказала Алиса. - Я совсем  не  хотела
тебя пугать.
   Однодневки, что сидели на ступеньках,  лениво  взмахнули  крыльями,
словно отпугивали Алису, но не знали толком, как это делается.
   Алисе не было смысла заходить в дом без хозяина. Она  обернулась  к
рабыне Заури, которая стояла в открытом люке катера, и крикнула ей:
   - Хозяина нет дома. Я пойду в лес,  поищу  его.  Спроси  у  катера,
здесь водятся тигры?
   Катер ответил сразу  -  он  ведь  слышал  каждое  слово,  сказанное
Алисой.
   - Тигров здесь мало, и они травоядные. Едят в основном лилии.
   - Значит, они не тигры, - вмешалась рабыня. - А коровы или тюлени.
   - Но лилии на этой планете бегают быстрее лошади, - сказал катер.
   - Тогда это не лилии, - сказала рабыня, - а олени. Ты, катер, такой
необразованный.
   - Простите, - спросил ехидно катер, -  а  где  вы  сумели  получить
такое замечательное образование?
   - Что вы этим хотите сказать? - сердито спросила рабыня.
   Алиса не стала слушать, как они спорят, а пошла по тропинке в  лес.
Но не успела пройти и нескольких шагов,  как  услышала  впереди  треск
ветки.
   На тропинке показался пожилой, загорелый до черноты, седой человек,
который нес на плече длинный сверток.
   Над головой этого человека кружилась  целая  стая  однодневок.  Они
пищали, скрипели и верещали  так,  словно  он  унес  у  них  последний
кусочек хлеба. По очереди однодневки пикировали на человека с неба. Но
человек  не  обращал  на  насекомых  никакого  внимания  и  при   этом
напевал...
   Тут он увидел Алису.
   Остановился и замолчал.
   - Гости! - воскликнул  он  громовым  голосом.  -  Ко  мне  в  гости
приехали прекрасные дамы! У нас праздник!
   Ответом на эти слова был такой всплеск писка и верещания взбешенных
однодневок, что рабыня Заури спряталась в катер.
   - Как вы мне надоели! - сказал в сердцах седой загорелый мужчина  и
протянул Алисе руку.
   - Фока Грант, - сказал он. - К вашим  услугам.  Рад  приветствовать
вас на борту моей планетки! Что за счастливый  случай  привел  вас  ко
мне?
   - Меня зовут Алиса Селезнева. Мы прилетели  сюда  вместе  с  Заури,
которая была рабыней на сиенде Панченги Мулити. Мы  прилетели,  потому
что надеемся на вашу помощь.
   - Панченга Мулити... - задумчиво произнес Фока Грант,  -  сиенда...
что-то я вспоминаю...
   Но вспомнить он не успел, потому что целая стая однодневок ринулась
на длинный мешок, который он нес на плече, и насекомые  стали  тонкими
коготками рвать ткань, чтобы забраться внутрь мешка.
   - Кыш, проклятые! - прикрикнул на  насекомых  Фока  Грант,  но  без
злости, а как прикрикивает мать на детишек, которые хотят схватить  со
сковороды пирожок и могут обжечь пальчики.
   - Вы заходите, заходите, - сказал Фока. - Лучше в доме говорить.  А
то эти твари не дадут нам ни секунды пожить спокойно.
   - А почему они на вас так злобно нападают? - спросила Алиса.
   - Не злобно, - улыбнулся Фока, -  они  жить  хотят...  Очень  хотят
жить. Но не понимают... многого еще не понимают.
   Фраза была загадочной.
   Фока  первым  поднялся  по  ступенькам  к  дому.   Две   гигантские
однодневки встретили его, как истосковавшиеся по хозяину  собаки.  Они
покачивали головами, сверкали глазищами и поднимали кверху  прозрачные
крылья.
   - Не обращайте на них внимания, - сказал Фока. - Идите за мной.
   Алиса зажмурилась на секунду - эти однодневки были  все-таки  очень
противными. А когда она открыла глаза, то  оказалось,  что  однодневки
кинулись следом за Фокой  Грантом,  помешали  друг  дружке  в  дверях,
запутались в ногах и крыльях и упали под ноги к Алисе. Она  чуть  было
их не  затоптала,  пришлось  остановиться  на  пороге  и  ждать,  пока
однодневки распутаются и втиснутся внутрь.
   Фока прикрыл окна, потому что другие однодневки уже  протискивались
в них, потом схватил со стола  салфетку  и  стал  махать  ею,  отгоняя
назойливых тварей, рвавшихся почему-то к длинному мешку, который  Фока
сбросил на пол в углу комнаты, но Фока все  же  смог  их  отогнать.  И
когда они, сопротивляясь, вылетели в окно, он окончательно закрыл его,
а десятки тварей принялись биться о стекло. Алиса  подумала,  что  это
такие большие комары, и представила, что снова стала лилипуточкой.
   - Никогда не видела таких громадных комаров.
   - Они называются однодневками, - сказал Фока.
   - Все равно комары, - сказала Алиса.
   - А где твоя подруга? - спросил Фока.
   - Она испугалась однодневок, -  сказала  Алиса.  -  И  осталась  на
катере.
   -  Ах,  какая  незадача!  -  расстроился  Грант.  -  А  они   такие
безвредные, ты не представляешь! Давай позовем  твою  подругу!  Я  вас
чаем угощу.
   - Мы лучше пойдем к нам в катер, - сказала Алиса. - У нас тоже есть
чай, настоящий, земной, азербайджанский.
   - Неужели азербайджанский! -  обрадовался  Фока  Грант.  -  Это  же
лучший чай во всей Галактике. Я с удовольствием пойду к вам  в  гости.
Вот только сейчас спрячу получше корешки от однодневок.
   С этими словами Фока Грант развернул мешок, и  в  нем  обнаружились
длинные голубые корни.
   Стук в окна резко усилился. Алисе даже показалось,  что  однодневки
вот-вот  разобьют  коготками  стекла,  хотя,  конечно  же,  это   было
невозможно. Но дергались и бились они так, словно от этого зависела их
жизнь.
   - Что с ними? - спросила Алиса.
   - И не спрашивай, - Фока Грант махнул рукой. - Уж и  сам  не  знаю,
что  делать,  впору  вообще  улетать  из  этих  мест.  Пойдем  отсюда.
Спрячемся у вас на катере, чаю попьем, а вы мне расскажете, что же вас
сюда привело... Уж очень мне  знакомы  эти  слова  -  сиенда  Панченги
Мулити!
   Фока Грант выпустил Алису из дома первой, и пока  она,  отмахиваясь
от назойливых однодневок, перебежала  через  поляну,  закрыл  дверь  и
поспешил за ней.
   - Они любят эти голубые корни? - спросила Алиса.
   - Не то слово! - ответил Фока.
   Рабыня Заури ждала их у люка в катер. Она открыла его пошире, чтобы
они могли войти.
   При виде девушки глаза Фоки Гранта расширились.
   - Это ты! - воскликнул он.
   - Да, это я, - согласилась Заури. -  Только  я  не  знаю,  кого  вы
имеете в виду.
   - Ты не помнишь меня? - спросил Фока Грант.
   - Ваше лицо мне кажется знакомым, -  сказала  рабыня.  -  Но  я  не
совсем помню, почему.
   - Это она! - воскликнул Фока Грант, оборачиваясь к Алисе. - Конечно
же, это она!
   - Расскажите нам, кого вы имеете в виду, - попросила Алиса. -  Дело
в том, что моя подруга Заури не помнит  своих  родителей.  И  даже  не
знает, как  ее  зовут  и  откуда  она  родом!  Когда-то  ее  отняли  у
родителей, которых, возможно, убили.
   - Не может быть! - воскликнул Фока Грант. -  Я  в  это  никогда  не
поверю! Твои родители, Ларочка, живы!
   - Ларочка? - Глаза рабыни загорелись. - Вы  уверены,  что  это  мое
имя?
   - Вне всякого сомнения, - ответил Фока Грант.  -  Так  вас  назвали
пятнадцать лет назад.
   - Но кто меня назвал? Умоляю, откройте мне тайну моего рождения!  -
закричала рабыня, и обильные слезы полились из ее прекрасных глаз.
   - Садитесь, Фока, - сказала Алиса. - Мы сейчас приготовим вам  чаю.
Заури, успокойся, пожалуйста.
   - Я тебе не  Заури!  Не  смей  называть  меня  этим  отвратительным
рабским именем, которое мне дали  на  рабской  сиенде.  Я  Ларочка!  Я
родилась с гордым именем Лара и я умру Ларой!
   - Хорошо, - согласилась Алиса, стараясь  не  улыбаться.  -  Хорошо,
Лара... как тебя по отчеству?
   - Карловна, - подсказал Фока Грант.  -  Лара  Карловна  Коралли.  Я
летел вместе с Карлом и Салли на корабле "Квадрат", когда ты родилась!
Карл    и    Салли    были    космонавтами-исследователями,    а     я
радистом-связистом. А капитаном у нас был чех Водичка.
   Голос  Фоки  Гранта  стал  задушевным,  тихим,  музыкальным.  Глаза
затуманились - он вспоминал...
   Алиса быстро поставила чайник и достала из стенного шкафа чашки.
   Рабыня Заури-Лара сидела напротив Фоки и ждала, когда он  продолжит
рассказ.
   - Как славно мы летали вместе,  -  продолжал  Фока  Грант.  -  Твои
родители были космическими изобретателями. В  тишине  среди  звезд  им
лучше думалось и изобреталось. Славный Йозеф Водичка вел  корабль,  ты
играла в куклы, а я поддерживал связь и следил за двигателем...
   - Дальше! - попросила рабыня, потому что пауза затянулась.
   - Дальше? Совершенно не представляю, что было дальше, - сказал Фока
Грант. - Честное слово.
   - Как так? - воскликнули девочки хором. - Этого быть не  может!  Вы
же не рассказали, где родители Заури-Лары?
   - Родители Лары? Я не знаю.
   - А где их дом? - спросила Алиса.
   - На Земле, - ответил Фока Грант. - Это такая небольшая планетка  в
Солнечной системе. Добраться туда нетрудно...
   - Не надо, - сказала Алиса. - Я знаю, где находится  Земля,  потому
что я там живу.
   - Не может быть! - обрадовался Фока Грант. - Моя  бабушка  родом  с
Земли. Так что мы  с  вами  практически  земляки.  Скажите,  а  правду
рассказывают, что по улицам земных городов зимой ходят белые медведи?
   - Да погодите вы! - закричала рабыня Заури-Лара. -  Как  вы  можете
обсуждать всякие пустые проблемы, когда вы не ответили мне на  главный
вопрос: где мои родители?
   - Извини, - сказал Фока  Грант.  -  Я  отвлекся  -  мне  так  редко
приходилось  встречать  настоящих  землян.  Ты  спрашивала   о   своих
родителях? Ты хочешь поглядеть на их фотографии?
   - Конечно!
   - Тогда пошли ко мне в дом, я покажу тебе альбом.
   - Правильно, - сказала Алиса. - А потом мы с вами попьем чаю.  Ведь
Лара так переживает. Она столько лет жила без родителей, а сейчас  она
вот-вот их увидит!
   Рабыня волновалась так, что у нее тряслись руки и дергались губы. А
уж о глазах и говорить не приходится - из них текли потоки слез.
   Фока Грант был смущен.
   - Мне надо было с самого начала догадаться, - сказал он. - Но я сам
убежденный холостяк, у  меня  никогда  не  было  детей,  и  я,  честно
сказать, не выношу детского  писка.  Я  даже  на  нашем  корабле  мало
общался с Ларой, все ждал, когда она подрастет  и  научится  играть  в
шахматы. Ведь  только  после  того,  как  человек  научится  играть  в
шахматы, он становится человеком.
   - Значит, когда обезьяна научилась  играть  в  шахматы,  она  стала
человеком? - спросила Алиса.
   - Вот именно! - радостно согласился Фока Грант.
   - А я умею играть в шахматы? - спросила рабыня.
   - Разве ты забыла, как я тебя учил? - ахнул Фока Грант.  -  Как  мы
всегда играли в шахматы с твоей мамой  Салли  Коралли  и  твоим  папой
Карлом Коралли? А ты стояла рядом, глядела на  нас  своими  смышлеными
глазенками.
   Рабыня нахмурилась, стараясь припомнить, потом развела руками:
   - Нет, - сказала она. - Я даже не помню, что такое шахматы. Значит,
я еще не произошла от обезьяны?
   - Произошла, - ответил Фока Грант. - Гарантирую.
   Они возвращались к домику Гранта.
   Алиса спросила его:
   - А почему вы расстались с родителями Заури?
   - Я решил провести остаток дней на этой планете.
   - Зачем?
   - Чтобы сказочно разбогатеть.
   - И вы разбогатели?
   - Почти разбогател, - сказал Фока Грант.
   И тут он остановился и закричал:
   - Что вы наделали! Вы меня разорили! Я вас всех перестреляю!
   Он бросился к своему дому.
   Тут Алиса увидела, что окно раскрыто, и в ответ на крик Фоки Гранта
из окна, толкаясь и сшибая друг дружку,  вырываются  громадные  ломкие
однодневки. Некоторые держат в лапках голубые корешки.
   Фока распахнул дверь, и еще несколько однодневок выскочило оттуда.
   Когда девочки вошли в домик Фоки, они увидели, что его хозяин стоит
посреди комнаты, бессильно  опустив  руки.  На  полу  лежат  несколько
затоптанных однодневок  и  разорванный,  растерзанный  длинный  мешок,
который он принес недавно...
   - Что случилось, Фока? - спросила Алиса.
   - Я снова разорен! - ответил Фока  Грант.  -  Полгода  моей  работы
впустую... Я готов плакать.
   Но он не заплакал, а стал собирать с пола голубые корешки.  Девочки
помогали ему. Рабыня даже плакать перестала. Они спешили - и правильно
делали, потому что в окна и дверь снова полезли однодневки...
   -  Вы  хоть  расскажите  нам,  -  попросила  Алиса,  -  что   здесь
происходит. Ведь так трудно, когда ничего не понимаешь!
   - Как вам сказать, - ответил Фока Грант. - Оказывается, что если ты
все предусмотрел, это не означает, что ты предусмотрел все. Ясно?
   Алисе было неясно, а рабыня ждала, когда ей покажут  фотографии  ее
родителей, и не старалась понять.
   - Я много лет вел жизнь космического бродяги, жил без родного дома,
как лист, который гонит ветер, - грустно сказал Фока. - Я  думал,  что
так будет до пенсии - благо команда мне попалась  хорошая.  Я  имею  в
виду ваших родителей,  Лара,  и  капитана  Водичку.  И  вот  произошло
удивительное событие.  Однажды  случайная  встреча  изменила  всю  мою
жизнь. Было это на астероиде Пересадка. Остановились мы там на  неделю
- надо было кое-что подштопать на борту. Жил я тихо,  отдыхал.  Только
не хватало  хорошего  партнера  в  шахматы.  Тут  прилетает  небольшой
кораблик. На борту  его  седой,  но  совсем  еще  не  старый,  крепкий
человек.
   Летит, говорит, с планеты Парадиз к себе домой в систему  Барнарда.
На  Пересадке  остановился  на  три  дня  -  ждет  попутного  лайнера.
Выяснилось, что он не только умеет играть  в  шахматы,  но  за  долгие
месяцы на Парадизе истосковался по ним. И знаете, мы  с  ним  сели  за
игру утром и просидели трое суток. Сами понимаете, что  мы  не  только
играли, но и разговаривали. И рассказал мне тот старик, что провел два
года на Парадизе, искал там и копал, резал и сушил корень  Мандрагоры.
Но не той Мандрагоры, которую  древние  алхимики  искали,  а  местной,
парадизной. Этот корешок придает человеку  и  любому  живому  существу
бессмертие.  На  некоторых  планетах  этот  корень  покупают  по  весу
алмазов. За грамм корня - грамм алмазов. Представляете?
   - И вы полетели сюда? - сказала Алиса.
   - Не так все просто, подруга, - ответил Фока Грант. -  Наверное,  я
не решился бы на такую резкую перемену в  работе  и  судьбе,  если  бы
старатель не подарил мне свой дом на этой планетке и не рассказал, как
искать в лесу, как и с какими особыми заклинаниями  выкапывать  корень
Мандрагоры... На прощание он велел мне беречься от  однодневок.  Этого
предупреждения я не понял и не обратил на  него  внимания...  Я  решил
попытать счастья и попрощался с моими товарищами по кораблю. С тех пор
я живу и тружусь впустую на этой проклятой планетке.
   - А сколько времени прошло с тех пор? - спросила Алиса.
   - Сколько? Больше десяти лет!
   Тут Фока вспомнил об  обещании,  открыл  свой  сундучок  и  вытащил
оттуда стопку фотографий. Одну из них он  тут  же  подарил  Ларе.  Без
всякого сомнения, это была она  -  счастливая  смеющаяся  девочка  лет
трех. Она  стояла  между  двумя  молодыми,  красивыми  космонавтами  -
мужчиной и женщиной. Сбоку был  виден  усатый  краснощекий  мужчина  в
мундире.
   - Это моя мама, - прошептала Заури-Лара.
   - Да, это Салли Коралли, - подтвердил Фока Грант.
   - А это мой папа...
   - Да, это славный изобретатель  и  исследователь  Карл  Коралли,  -
сказал Фока Грант.
   - Но я их не помню! - в ужасе воскликнула девушка. - Как это  могло
случиться?
   - Это делалось и делается негодяями и пиратами, - сказала Алиса.  -
Им нужно было, чтобы ты случайно не вспомнила, кто  ты  и  откуда.  Не
написала бы письма в службу Галактической безопасности, не захотела бы
убежать. И они стерли твою память. Ты думала, что ничего в жизни кроме
сиенды не видела.
   -  А  я  видела...  -  прошептала  рабыня,  проводя   пальцами   по
фотографии...
   - Какие негодяи! - сказал Фока. - Если бы я  тогда  догадался,  что
они с тобой сделали, я бы камня на камне от сиенды не  оставил!  О,  я
старый осел! - расстроился Фока.
   - А это кто? - Алиса показала на краснощекого усача.
   - Это наш бравый капитан Водичка.
   В  этот  момент  в  открывшееся  окно   влетело   сразу   несколько
однодневок.
   - Ну уж нет! - бросился им навстречу Фока.
   Он махал руками, как мельница крыльями, он крушил насекомых,  ломал
им крылья. Попытки однодневок пробиться к  остаткам  голубых  корешков
провалились.
   Выгнав их и закрыв окно. Фока завернул корешки в тряпку и спрятал в
стол.
   - Это ваша добыча? - спросила Алиса.
   - Да, это и есть корень Мандрагоры. Мое проклятие!
   - Разве вы не разбогатели?
   - Я беден, как и  прежде.  И  все  потому,  что  не  прислушался  к
предупреждению старика, который мне оставил свой дом.
   - Так что же случилось? - спросила Алиса.
   - Однодневки... - вздохнул старатель. - Их здесь много, и  размером
они не больше комара... Они выходят на свет утром, порхают весь день и
умирают к вечеру от старости. Я на них и внимания  не  обратил.  И  не
заметил, что когда я принес свою первую добычу и разложил ее  сушиться
на столе,  несколько  однодневок  прилетели  и  принялись  ползать  по
корешкам. Я не заметил, конечно, что  большинство  однодневок  вечером
умерли, как им и положено, но  несколько  остались  жить,  потому  что
поели  моего  корня.  За  ночь  они  выросли  вдвое,  а  утром   вновь
набросились на корень бессмертия.
   - И с тех пор...
   - С тех пор они всеми правдами и неправдами каждый день  жрут  все,
что я собираю и выращиваю. Они стали дьявольски хитрыми! Они выросли в
тысячу раз. Они уже не однодневки, а трехлетки! Они  уже  больше  меня
ростом!
   - Их надо было всех передавить, - мрачно сказала Лара. - А  корешки
продать людям!
   - Я так и хотел сделать, - сказал Фока.
   - А почему не сделали?
   Фока отвернулся от девочек, вздохнул и сказал:
   - Жалко их стало.
   - Кого? - не поняла Алиса. - Насекомых?
   - Для вас это просто насекомые, может, даже противные, а я  их  уже
давно каждую в лицо знаю. И я понимаю - они же умные стали,  они  жить
хотят, у них теперь и дети, и внуки есть.
   - Значит, вы теперь все силы тратите  на  то,  чтобы  кормить  этих
комариных уродов? - воскликнула рабыня.
   - Ну, не только их...
   Фока Грант показал на закрытое окно. Алиса поднялась  и  подошла  к
нему. За окном на поляне собралось немало животных различного  вида  и
размера - были там и тигры, и собаки, и змеи, и птицы...
   - Ждут, негодяи! - сказал Фока. - Я их готов всех перебить!
   - И вместо этого кормите корешками?
   Фока пожал плечами.
   - Я знаю, что нужно сделать, - сказала Заури-Лара. - Вы полетите  с
нами к моим родителям. Где они сейчас?
   - Дома, на Земле, их нет, - сказал Фока Грант. - Я раза три пытался
их отыскать  -  посылал  им  открытки  к  Новому  году,  справлялся  в
информатории. Но нигде и следа не нашел. Наверное,  с  ними  случилось
что-то ужасное!
   - Не смейте так говорить! - закричала рабыня.  -  Я  их  все  равно
найду. Алиса, не слушай этого злого человека!
   - Погоди, - сказала Алиса. - Может быть, вы знаете еще кого-нибудь,
кто может нам помочь. Вы говорили, что на корабле еще был капитан?
   - Капитан Водичка! Я его с тех пор не  видел,  но  мне  рассказывал
один зимовщик с Ледяного астероида,  что  на  краю  пустыни  Паска  на
Вальпургеи есть ресторан "Воды Водички" и гостиница. Хозяин там  некий
капитан Водичка. Я как раз собирался слетать туда и проверить, не  мой
ли это старый приятель. Но как улетишь, когда  столько  живых  существ
ждет от тебя продолжения жизни!
   - Нет, - сказала рабыня. - Вы должны лететь с нами, Фока.
   - Почему?
   - Потому что нельзя быть  кормильцем  насекомых!  Потому  что  надо
вернуться к жизни! Потому что вы должны мне помочь!
   - Правильно! -  сказал  старатель.  -  Полетели!  Почему  я  должен
тратить остаток своей жизни на кормление диких  тварей?  Нет,  вы  мне
скажите - почему?
   Он принялся быстро кидать в чемодан вещи, а за окном поднялся  стон
и вой, будто местные твари догадались, что их спаситель уезжает.
   Все вместе они вышли на лужайку. На ней воцарилась гробовая тишина.
   -  Прощайте,  эгоисты,  -  сказал  Фока  Грант  сотням  однодневок,
бабочек, стрекоз и прочих  насекомых  и  иных  созданий  громадного  и
умеренного размера, всех цветов радуги и изощренных форм. - Хватит мне
вас спасать. Все равно бессмертия не бывает!
   Существа молчали.
   Они даже не удерживали его. Лишь некоторые, которые были  посмелее,
протягивали лапки и дотрагивались до штанин Фоки Гранта.
   А когда он миновал лужайку, то, обернувшись, увидел,  как  одно  за
другим животные и насекомые  ложатся  на  траву,  вытягивают  ножки  и
начинают ждать смерти. И все это в полной тишине. И вообще на  планете
исчезли все звуки - перестали петь птицы, щебетать и пищать  насекомые
и даже затих ветер.
   - Идите, идите, не  оглядывайтесь  и  не  обращайте  внимания.  Они
нарочно, - сказала Заури-Лара.
   Они дошли до катера.
   - Улетаете? - спросил катер.  -  И  правильно.  Человек  не  должен
жертвовать жизнью ради низших тварей.
   Рабыня зашла в катер. Алиса ждала, когда за ней последует Фока.
   - Ну? - спросила рабыня. - Сколько же вас ждать?
   - Я останусь, ладно? - сказал вдруг  старатель.  -  Я  еще  немного
здесь поживу, может, они сами научатся корешки разводить...
   И Алисе стало ясно, что никуда отсюда Фока не улетит.


Глава 4. Ресторан "Воды Водички"





   - Передавайте привет капитану, - сказал на прощание старатель  Фока
Грант. Он стоял на поляне, подняв руку, а  вокруг  него  расположились
как на старинной фотографии сотни однодневок и иных существ с плакетки
Парадиз, которые очень хотели жить.
   До Вальпургеи катер домчал за считанные часы.
   Вальпургея относится к группе Ледяных астероидов, которые вращаются
вокруг почти совсем погасшей звезды Блум, но далеко не все они покрыты
льдом. Они такие безрадостные, пустынные и ненаселенные,  что  кажутся
ледяными. Несмотря на  такую  непривлекательность,  Ледяные  астероиды
очень популярны среди туристов и старателей,  ученых  и  авантюристов.
Дело  в  том,  что  эти  астероиды  -  остатки  некогда  расколовшейся
громадной и весьма богатой планеты. Раскололась она не из-за войны или
бедствия, а потому что  две  звезды,  вокруг  которых  она  вращалась,
растащили ее на части. Одна из звезд от такого  усилия  взорвалась,  а
вторая почти погасла. Так что извечная борьба звезд,  как  это  всегда
бывает, никому не принесла радости.
   Но оттого, что планета развалилась, как перезревший плод инжира,  и
население эвакуировалось оттуда спешно, то многого жители ее,  конечно
же, взять с собой не смогли. Через много  тысяч  лет  после  этого  на
астероид попала первая  экспедиция.  И  представляете,  как  удивились
разведчики, когда на мертвом Ледяном астероиде они отыскали  развалины
могучих замков, остатки алмазных шахт - следы могучей цивилизации.
   К тому же, расколовшись  на  куски  и  превратившись  в  целый  рой
астероидов, планета показала всем, что было спрятано в ее глубинах.  А
там были спрятаны несметные сокровища...
   Вскоре астероиды стали желанным местом для ученых  и  авантюристов.
Жизнь там  кипела,  но  не  всегда  мирно.  Даже  патрульные  крейсера
Галактического центра, которые дежурили возле  астероидов,  не  всегда
успевали вмешаться, если возникал конфликт из-за богатой добычи.
   Конечно, многие в Галактическом центре и  на  Земле  говорили,  что
астероиды вообще надо закрыть для кладоискателей,  но  инспектор  Кром
доказал своему начальству, что лучше оставить все как  есть  -  пускай
авантюристы,  которым  не  сидится  дома,  проводят  свои  отпуска   и
свободное время на астероидах под надзором патрулей, чем будут  шалить
или бесчинствовать на нормальных планетах. Тем более что кладоискатели
никогда  не  приставали  к  зимовщикам  -  ученым,  которые  жили   на
астероидах и изучали их. Каждый занимался своим делом...
   Одним из таких мест был  ресторан  под  названием  "Воды  Водички",
построенный на краю  пустыни  Паска,  которая  покрывала  чуть  ли  не
половину неровной поверхности самого большого  из  астероидов.  Именно
туда,   к   прохладительным   напиткам   пана   Водички,    стремились
кладоискатели и авантюристы, проведя несколько недель в  пустыне,  где
днем температура поднимается до ста градусов и даже закипает  вода,  а
ночью падает до тридцати градусов мороза. И конечно, ни  один  человек
не сунулся бы на эту раскаленную льдышку или  на  ледяную  сковородку,
если бы в пустыне не были раскиданы засыпанные песками древние города,
замки и храмы живших здесь  людей,  в  которых,  если  повезет,  можно
отыскать сокровища, а если не повезет, то сложишь голову.
   Кладоискатели там встречались разные. И такие,  что  провели  здесь
уже много лет, обгорели и почернели под солнцем, тысячу раз облезли от
мороза - но так и  не  смогли  поймать  свою  жар-птицу.  Были  там  и
новички, еще совсем зеленые, наивные, мечтающие о  быстром  счастье  и
сказочной удаче. Мало кто из них выживал.  Кто  остался  жив,  убегали
обратно, к флаерам, ваннам и прохладным магазинам. А многие погибали -
замерзали,  сгорали,  попадали  на  обед   к   песчаным   драконам   и
электрическим гусеницам. К тому же в глубине пустыни, неизвестно чем и
как, жили небольшие племена и банды разбойников, которые  подстерегали
путешественников, грабили их и убивали.
   Если ты идешь из пустыни, в  которой,  возможно,  бедствовал  много
дней, то ты обязательно мечтаешь о  свежем  лимонаде,  холодном  пиве,
горячих сосисках или каком-нибудь блюде, которое  известно  только  на
твоей планете. И мечта эта  становилась  былью  в  тот  момент,  когда
странник видел,  как  над  барханами  появлялась  остроконечная  крыша
заведения пана Водички. Тогда твой верный верблюд или упрямый йароврон
ускорял усталые шаги, и сам  ты  находил  в  себе  новые  силы...  Еще
немного, и ты уже бежишь, торопишься, увязая  в  горячем  или  ледяном
песке -  осталось  так  немного,  и  перед  тобой  откроется  дверь  в
ресторан, и ты увидишь за кассой улыбающееся круглое усатое лицо  пана
Водички. Увидишь обширное невысокое помещение, в котором царят  запахи
съестного и выпивки, дым сигар, крики и песни кладоискателей, шепот  и
шуршание  тайных  карт,  которые  продают   здесь   простакам.   Здесь
сплетаются слова сотен  языков,  хотя  каждый  может  попросить  новую
порцию на  космолингве  либо  на  чешском  языке,  родном  языке  пана
Водички. Но, честно говоря, чехи  редко  залетают  на  этот  астероид,
потому что любят свой край и редко покидают Землю.
   Пан Водичка внимательно наблюдает за всем, что происходит  в  зале.
Ему драки и ссоры не нужны. Если инспектор  Кром  узнает  о  том,  что
здесь творятся безобразия, галактический  патруль  быстренько  закроет
"Воды Водички", и вместо ресторана установит сто автоматов по  продаже
газированной воды - с него станется!
   Опытный взгляд пана Водички ничего не пропустит. Вот он видит,  как
скупщики окружили только что вернувшихся из  пустыни  двух  японцев  и
пытаются узнать, что же принесли кладоискатели с собой, но пока ничего
не добились. Видно, японцы ждут своих людей... А вон молодой человек с
маленькой  головкой  на  длинной  шее,   видно,   родом   с   Пилагеи,
рассматривает мятую-перемятую карту, которую подсовывает  ему  ушан  с
Паталипутры и доказывает, что именно эта карта  говорит,  где  спрятал
свои сокровища известный бродяга и пират Полугус Земфирский.  Пилагеец
кивает  головой,  глаза  у  него  обалделые.  Вот-вот  он  полезет  за
бумажником, а пан Водичка  улыбается  -  он-то  знает,  что  уважаемый
Полугус Земфирский, открыватель сказочной  Пенелопы,  никогда  не  был
бродягой и пиратом.
   А пилагейца Водичке не жалко: лучше, если  его,  дурачка,  здесь  в
ресторане объегорят, проведут за нос,  облапошат,  чем  он  сунется  в
настоящую пустыню и погибнет ни за грош. Лучше уж  он  разоренный,  но
живой прилетит обратно домой и будет всю жизнь  рассказывать  детям  и
внукам,  как  он  чуть  было  не  отыскал  сокровища  самого  Полугуса
Земфирского.
   Вот открылась дверь, видно, кто-то еще пожаловал.
   Нет, это гости не из  пустыни.  Совсем  еще  дети  -  две  девочки.
Наверное,  подумал  Водичка,  это  дети  зимовщиков  -   как   всегда,
зимовщикам что-то нужно. Может  быть,  кончилась  соль.  Или  перловая
крупа. Зимовщики - соседи Водички и по-соседски обращаются к  нему  за
помощью. Да и сам пан Водичка чуть что, сразу посылает за  подмогой  к
зимовщикам - то свет починить, то компьютер поправить,  то  за  доской
или листом пластика... Мало ли какая помощь может понадобиться!
   Две девочки уверенно вошли в дымный шумный зал ресторана.  Одна  из
них, беленькая, на вид ей лет двенадцать,  держит  себя  уверенно,  не
робеет.  Крутит  головой,  ищет  кого-то.  Вот  к  девочкам   подкатил
робот-официант. Девочка что-то говорит ему, и робот показывает на пана
Водичку. Так и знал - к нему от соседей!
   Пан  Водичка  поднялся  со  своего  высокого  вертящегося  стула  и
направился к гостьям. Он всегда был верен правилу: хозяин дома  должен
быть вежливым даже к самому последнему гостю. Пан Водичка, если к нему
приходили, всегда спешил  встретить  гостя  на  полпути,  проводить  к
столу, улыбнуться и сказать несколько теплых слов - недаром даже самые
отпетые убийцы  и  негодяи  никогда  не  поднимали  руку  на  Водичку.
Впрочем, говорят, когда-то это случилось, но человек,  который  поднял
руку, на следующий день уже лежал в больнице со сломанной рукой.
   Хозяин  ресторана  должен  все  видеть  вокруг  и  запоминать.  Вот
поднимается при виде девочек  молодой  человек,  худой,  очкастый.  Из
романтиков-кладоискателей.  Такие  плохо  кончают,  если  не  успевают
убежать домой. Что он пьет? Малиновый сок? И еще читает? С ума сойти!
   - Чем могу служить? - спросил пан Водичка,  подходя  к  девочкам  и
вглядываясь в знакомое лицо второй девочки, постарше.
   Она была  черноволосой,  очень  хорошенькой,  с  бледным  капризным
лицом... "Где же я видел ее? - мучился пан Водичка. - Голову могу дать
на отсечение, что я ее видел!"
   - Здравствуйте, - сказала беленькая девочка. - Вы пан Водичка?
   - К вашим услугам, пани.
   - Меня зовут Алиса Селезнева, а это моя подруга,  имя  которой  вам
должно быть известно. Это Лара Коралли!
   Прекрасная Лара шмыгнула носом, и на глазах у нее появились слезы.
   - Как же я не догадался, старый дурак! - воскликнул пан Водичка.  -
Как же я мог не догадаться. Конечно же, ты - Ларочка! Ты дочка Салли и
Карла, не так ли?
   - Да! - ответила Лара. - Но скажите мне немедленно: где  мой  папа?
Где моя мама? Неужели они в самом деле меня бросили?
   - Успокойся, девочка! - уговаривал ее пан Водичка.
   Он повел девочек за загородку, где  стоял  столик,  накрытый  белой
скатертью для самых почетных гостей  "Вод  Водички".  Задернув  тонкую
занавеску, которая немного уменьшила шум, что долетал из общего  зала,
Водичка спросил:
   - Вы, наверное, голодные? Будете есть или пить?
   - Нет, спасибо, - сказала Алиса.
   - А я немного поем, - сказала Лара. - Чуть-чуть. Когда я нервничаю,
я всегда хочу есть.
   - Еще бы мне об этом не знать! - засмеялся Водичка, потягивая  себя
за кончики  усов,  будто  хотел  разорваться  пополам.  -  Как  сейчас
помню... Высадились мы на одной планете - название ее забыл...  Птички
поют, цветочки благоухают. И ты говоришь: мама, хочу  земляники!  Мама
говорит: нельзя здесь рвать землянику, пока мы  не  провели  анализов.
Вдруг она ядовитая. Ну ты, как всегда, в слезы... Как-то тебя наказали
за то, что ты не  хотела  ложиться  спать,  так  ты  ночью  залезла  в
холодильник и съела  жареного  гуся.  В  полном  одиночестве.  А  ведь
ребенку было всего три года!
   - Скажите, - перебила воспоминания Водички  Алиса,  -  а  вы  давно
расстались с Ларой?
   - Разве она вам не рассказывала? - удивился пан Водичка.
   - К сожалению, - сказала Алиса, - у нее стерта память.
   - Я ищу папу и маму! - воскликнула Лара. - И  мне  никто  не  хочет
помочь. Где мои родители, отвечайте!
   - Но я не знаю, - пан Водичка развел руками. - Как же я могу знать,
если я сам с ними расстался давным-давно.
   - Но расскажите нам, как это было. Мы видели Фоку  Гранта,  он  нам
рассказал о том, как вы летали...
   - Он нас покинул десять лет назад, - сказал Водичка.  -  А  как  он
сейчас? Нашел свою Мандрагору?
   - Нашел, - сказала Алиса, - он делится ею с другими.
   - Ну и правильно, - сказал Водичка.
   -  Расскажите,  что  случилось  с  кораблем  "Квадрат"  дальше,   -
попросила Алиса.
   Пан Водичка уселся за стол напротив девочек, хлопнул  в  ладоши,  и
тут  же  один  робот  накрыл  на  стол,  а  другой  принес  котелки  с
удивительно ароматной похлебкой.
   - Подкрепитесь, панночки, - сказал пан Водичка. - В вашем  возрасте
обязательно надо все время  подкрепляться.  Выпейте  малинового  сока,
попробуйте моих кнедликов. Кушайте...
   Девочки послушались пана Водичку. Еда была сказочно вкусной.
   - Я должен огорчить вас, - сказал пан Водичка,  глядя  как  девочки
поглощают тушеное мясо, заедают его кнедликами и запивают соком лесной
малины. - К сожалению, я не представляю, где могут находиться  Карл  и
Салли. Я даже не знаю, живы они или нет.
   При этих словах Лара, разумеется, зарыдала. А Алиса ощутила горькое
разочарование. Столько мчаться, стараться - вот-вот найдем разгадку...
и оказывается, все впустую.
   - В последний раз я видел твоих папу и маму, - сказал пан  Водичка,
- десять лет назад.
   - А я где была?
   - Ты была на борту, разумеется, ты была  на  борту,  -  сказал  пан
Водичка. - Жива и здорова.
   - А потом?
   - С тех пор я твоих родителей не видел.  Но  уверен,  что  еще  год
назад они были живы.
   - Откуда вы знаете? - спросила Алиса.
   - Потому что я получил от них весточку.
   - Где весточка? - спросила рабыня.
   -  Это  был  привет.  Привет  на  словах.  Мне  принес   его   один
кладоискатель.
   - Когда? Когда это случилось?
   Водичка отвел глаза, словно прислушивался к тому, что происходит за
занавеской.  Там  стоял  ровный  шум,  в   котором   порой   повышался
какой-нибудь голос или раздавался крик, звенел разбитый бокал или даже
бутылка...
   - Это случилось недавно, - сказал Водичка, понизив голос до шепота,
- не верьте мне...
   И именно в этот момент занавеска  резко  откинулась  в  сторону,  и
появилось лицо, вернее, морда черной гориллы, один  глаз  которой  был
перевязан красной тряпкой. На голове  у  гориллы  был  блестящий,  как
лакированный  ботинок,  цилиндр,  а  длинные  ногти,   вцепившиеся   в
занавеску, были покрыты золотым лаком.
   - Водичка! - произнесла горилла. - Ты что  застрял?  Мы  уже  карты
раздали - ждем, старина!
   - Погоди, я занят, - сказал Водичка упавшим голосом.
   Алисе показалось даже, что  его  рука,  приподнявшаяся,  словно  он
хотел защитить своих гостей, дрожала.
   - Вижу, с какими птенчиками ты  занят,  старый  враль,  -  зарычала
горилла. Цепкими маленькими глазками чудовище уставилось в лицо Алисы.
Рабыня Заури даже заныла от ужаса. - Надо бы тебе поделиться с нами!
   - Как ты смеешь! - Водичка начал  было  подниматься  со  стула,  но
горилла  вдруг  расхохоталась  -  огромные  желтые  зубы  щелкнули   и
разошлись, показав кровавый  язык.  И  не  закрывая  хохочущей  пасти,
горилла исчезла - только покачивалась отпущенная ею занавеска.
   - Кто это был? - спросила Алиса.
   - Вам надо собираться, - сказал пан Водичка. -  Нельзя  вам  больше
здесь оставаться. Плохо здесь.
   - Еще чего не хватало! - капризно воскликнула рабыня. - Вы  же  еще
не сказали, где мои дорогие родители.
   Она вынула фотографию, которую подарил ей Фока, и, рыдая, протянула
ее Водичке.
   - Я ничего вам не говорил, - сказал Водичка. - Я никого не знаю.
   - Это неправда. Вот ваше лицо, смотрите, вы обнимаете моего папу за
плечи и даже почти не изменились! - воскликнула Лара.
   Водичка смотрел на фотографию, и Алиса увидела, что он  тоже  готов
был заплакать. Водичка страдал. Водичке было плохо!
   - Вы сказали, - Алиса  решила  ковать  железо  пока  горячо,  -  вы
сказали, что получили весточку от родителей Лары совсем недавно.
   - Я не помню... - Как грустно было смотреть на испуганного пожилого
человека, по глазам которого было видно, что  он  мечтал  об  одном  -
чтобы девочки ушли отсюда как можно скорее...
   - Вам передал привет кладоискатель!
   - Не может быть!
   - Значит, вы не друг моему папе! - воскликнула Лара. - Вы его враг.
Я думаю даже, что вы его предали, а может, даже убили!
   - Как ты можешь так говорить! - закричал в ответ  Водичка.  -  Ради
Коралли я готов был пожертвовать своей головой!
   - Никто не требует от вас такой жертвы, - сказала Алиса.  -  Но  мы
хотели услышать хоть бы два слова. Где они сейчас? Где?
   - Где?
   Водичка готов был уже сказать, но занавеска  откинулась  вновь.  За
ней стояла черная горилла. Единственный глаз ее горел алым светом.
   - Пошли, - сказала она, - нам надоело ждать. А то мы твоих  девочек
вместо тебя за стол посадим.
   - Иду, - сказал Водичка быстро, - сейчас я их  выведу  наружу,  они
сядут в катер, а я вернусь.
   - Мы вместе пойдем, - сказала горилла. Она положила лапу с золотыми
когтями на плечо Водички, и  лапа  была  такая  тяжелая,  что  Водичка
буквально осел под ее тяжестью. Алиса заметила, что  у  гориллы  шесть
пальцев.
   - Я никуда отсюда не пойду! - вдруг закричала Лара Корелли. - И  не
надейтесь! - Она обернулась к горилле, совсем не испугавшись ее. -  Вы
не представляете, какой подлый человек этот Водичка! Он знает, где мои
несчастные родители! Он даже получил от них весточку - совсем недавно.
И не хочет мне сказать.
   Водичка побледнел. Он смотрел в пол.
   - Лара! - укоризненно сказала Алиса. - Как тебе не стыдно! Помолчи!
   - А мне не стыдно! Это ему должно быть стыдно!
   - Правильно, - зарычала  горилла.  Рядом  с  ней  возникла  змеиная
голова в очках. Голова улыбалась. Алисе показалось, что она  попала  в
дурной сон.
   - Правильно! - прошипела  змея,  языком  сняла  очки  и  начала  их
крутить кончиком языка.
   - Как тебе не стыдно, старый Водичка, - сказала горилла, - скрывать
от девочки такой пустяк. Да скажи ты ей - где ее  папочка  и  мамочка,
скажи, не стесняйся!
   Какие-то другие рожи лезли в закуток и все кричали:
   - Скажи, скажи!
   Водичка медленно отступал в угол. Глаза у него стали почти  белыми,
усы опустились как тряпки...
   - Скажите! - громче всех требовала Лара.
   - Они улетели на Землю, - сказал тогда Водичка. - Они на  Земле  на
острове Гренландия. Они разводят там апельсины.
   -  Ура!  -  закричала  горилла.  -  Правда  торжествует!   Я   хочу
апельсинов!
   Остальные рожи тоже кривлялись, смеялись, подмигивали, жмурились, а
у синего  карлика  с  тремя  головами  все  три  носа  превратились  в
апельсины, и тогда другие существа, завидев это, набросились на  него,
желая оторвать апельсины.
   - Как звали кладоискателя, который вам это  рассказал?  -  спросила
Алиса, глядя на Водичку в упор.
   Тот  расслышал  ее  слова  в  шуме,  царившем  вокруг,  и  ответил,
подмигнув Алисе:
   - Плеш Корявый.
   Горилла, которая нависала над ними и в драке не участвовала,  сразу
заподозрила неладное.
   - Что ты сказал? - зарычала она. - Какой такой  Плеш?  Признавайся,
что ты сказал?
   - Пускай они уходят! - закричал в  ответ  Водичка.  -  Нам  еще  не
хватало, чтобы сюда вслед за  ними  пожаловал  галактический  патруль.
Ведь они же сообщили, куда летят.
   - Наш катер на постоянной связи с  центром,  -  подтвердила  Алиса,
понимая, что Водичка не зря сказал о патруле.
   - Давайте я вас провожу  до  катера,  как  положено  гостеприимному
хозяину, - сказал Водичка, но горилла тут же схватила его за рукав.
   - Никуда ты не пойдешь. Ты забыл, что тебя ждут друзья?
   Держа золотыми когтями старого капитана, она приказала девочкам:
   - А вы гуляйте отсюда, гуляйте, не  задерживайтесь.  Ваше  счастье,
что мои ребята сегодня добрые, не хотят с вами связываться.  А  то  бы
ваши белые косточки остались сушиться в нашей печурке.
   Все, кто слышал эту шутку, расхохотались. Горилла потащила  Водичку
к столу, на котором были разложены карты, а вокруг сидели три  бандита
устрашающего вида, один даже был покрыт  зеленой  чешуей,  с  глазами,
торчащими на палочках. Игроки встретили появление капитана  радостными
воплями, и Водичка уселся на свободный стул.
   - Скорее! - сказала Лара. - Побежали на катер, нам надо вернуться в
Галактический центр. Папочка и мамочка ждут меня там!
   - Беги, - сказала Алиса. - Спрячься в  катере,  а  я  пока  закончу
здесь дела. Хорошо?
   Алиса  пыталась  говорить  совершенно  спокойно,  будто   ее   дела
заключались в том, чтобы  забрать  забытую  булавку  или  полюбоваться
закатом.
   - Только ты недолго, - сказала Лара. - Мне страшно.
   - Никому кроме меня не открывай люк. Хорошо?
   - Конечно, я никому не открою. Может быть, и тебе не открою.
   Лара наконец-то улыбнулась.
   Но Алиса ничего смешного в этих словах  не  уловила.  Она  смотрела
вслед рабыне, пока та шла по  ресторану,  улыбаясь  направо  и  налево
завсегдатаям, и Алиса боялась, как бы кто-нибудь ее  не  задержал.  Но обошлось.

Война с лилипутами: часть третья (глава 5-7)
Категория: Кир Булычёв

Самые популярные сказки:
Про какашку. (Андрус Кивиряхк, «Какашка и весна»)
Серая Звездочка
Русачок
Два брата
Случайные сказки:
Маттео и Мариучча
Сон коробейника
Дикий помещик
Анне Лисбет

Издательство сказок
сказки про вашего ребенка
Сказки про Вашего ребенка!
Книга составляется на заказ и печатается в единственном экземпляре! Никакая книга не заинтересует малыша так, как книга про него самого. Это подарок который полюбится сразу и будет любим долгие годы. А хорошие сказки помогут воспитать в вашем ребёнке хорошего человека!
ВАЖНО!
Заказывая Книгу о Вашем ребенке с нашего сайта и используя промо-код UK320, Вы получаете СКИДКУ в $10!!
Заказать книгу сказок..>>

Наша кнопка
Сказки про Код кнопки:
картинки футболок и маек
наверх страницы
Copyright skazkapro.net © 2011-2018 Представленные на сайте материалы взяты из открытых источников и опубликованы в ознакомительных целях. Авторские права на произведения принадлежат их авторам.