Все сказки на skazkapro.net

Раздела сайта
Аксаков Сергей Тимофеевич
Андерсен Ганс Христиан
Афанасьев Александр Николаевич
Бажов Павел Петрович
Гаршин Всеволод Михайлович
Горький Максим
Гримм братья
Ершов Пётр Павлович
Жуковский Васиилий Андрееевич
Заходер Борис Владимирович
Родари Джанни
Кир Булычёв
Крылов Иван Андреевич
Маршак Самуил Яковлевич
Носов Николай Николаевич
Перро Шарль
Пушкин Александр Сергеевич
Роулинг Джоан
Салтыков-Щедрин М. Е
Сутеев Владимир Григорьевич
Толстой Алексей Николаевич
Толстой Лев Николаевич
Успенский Эдуард Николаевич
Харрис Джоэль Чандлер (сказки дядюшки Римуса)
Чуковский Корней Иванович
Шварц Евгений Львович
Реклама
Поздравления детям

Главная » Авторы сказок » Кир Булычёв

Сказка "Война с лилипутами: часть третья (глава 1-2)"

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. Погоня за прошлым

Глава 1. Кентавр из цирка


   - Я вами недоволен, - сказал космический инспектор Кром.
   Он не шутил. Он и на самом деле был сердит.
   Инспектора  можно  было  понять.  К  нему  заявились  две  девочки.
Светловолосую  и  голубоглазую  он  уже  встречал.  Ее  звали   Алисой
Селезневой, она жила на Земле, училась в седьмом классе  и  увлекалась
биологией. Вторую, кудрявую, смуглую, которую звали Заури, он  никогда
раньше не видел. С какой она планеты, инспектор не знал.  Впрочем,  не
знала об этом и сама Заури. А возможно, никто во всей Галактике.
   Тайна,  которую  принесли  инспектору  посетительницы,  могла  быть
разрешена день назад. Но этого не случилось.
   Девочки рассказали инспектору, что Заури, сколько помнит себя, была
рабыней,  лишь  два  дня  назад  освобожденной  от   жестокой   власти
рабовладельца Панченги  Мулити  и  его  родственников.  Этим  негодяям
удалось столько лет обманывать всех вокруг, потому  что  свое  рабское
хозяйство они называли приютом для детей,  потерянных  в  космосе.  На
самом-то деле дети терялись в космосе только потому, что  на  корабль,
где они летели вместе с родителями  или  друзьями,  нападали  бандиты.
Бандитами командовал младший брат рабовладельца. Взрослых они  убивали
или выкидывали за борт, а детей свозили на сиенду  Панченги,  где  они
трудились с утра до вечера, вспахивая  землю,  пропалывая  картошку  и
ремонтируя компьютеры. Наиболее талантливых из них Панченги продавали.
Окружающим эта продажа не казалась продажей. Допустим, если кто-то  из
подросших детей имеет музыкальный талант, Панченга Мулити отвозил  его
в консерваторию и просил  принять  на  обучение,  а  за  это  требовал
денежек, чтобы кормить сироток, которых он содержит за  свой  счет  на
своей прекрасной сиенде. И, конечно же,  все  платили  такому  доброму
благородному толстяку. "Моим сироткам  нужны  новые  видеофоны",  "Мои
сиротки так скучают без новых компьютерных игр", "Мои  сиротки  хотели
бы колбаски..." - говорил он всем. Неловко отказывать сироткам  -  вот
все и платили.
   А  те  музыканты,  художники,   портные,   сапожники,   математики,
лингвисты и другие таланты, что вырывались из сиенды Панченги  Мулити,
всю жизнь молчали о прошлом. И если  их  спрашивали,  каково  жить  на
сиенде Панченги Мулити, они замолкали, отворачивались и в глазах у них
возникал страх. Не хотели они вспоминать о своем сиротском детстве  на
сиенде толстого Панченги Мулити. К тому же  рабовладелец  предупреждал
каждого, кто покидал сиенду: "Откроешь пасть, мой братишка отыщет тебя
и глаза выколет". И все знали, что это не шутка.
   Теперь обман Панченги был разоблачен.  Но  никто  из  освобожденных
детей не помнил, что случилось с их родителями - почти все они  попали
на сиенду малышами, а у тех, кто был постарше, стерли память.
   Корабль, на котором бандитствовали Панченги, еще вчера был в  руках
Алисиной бабушки Лукреции Ивановны. Но та,  бывшая  фокусница  и  член
галактического  братства  магов  и  волшебников,  вместо  того,  чтобы
передать разбойников ближайшему патрульному крейсеру,  размахнулась  и
закинула корабль далеко в небо. И негодяи улетели.
   Вот из-за этого и расстраивался инспектор Кром.
   - У них на корабле наверняка  сохранились  какие-нибудь  документы,
хотя бы судовой журнал. И мы смогли бы узнать, где  и  когда  побывали
грабители. Мы смогли бы без труда  вычислить,  на  какие  пассажирские
космические корабли они нападали. А теперь где их  искать?  -  говорил
инспектор.
   Инспектор Кром, худой и такой высокий человек, что страшно было, не
переломится ли он пополам, поднялся с кресла, подошел  к  окну  своего
кабинета в Галактическом центре, и, сложив на груди руки, задумался.
   Алиса привела сюда Заури сразу  после  того,  как  владелец  сиенды
сбежал на своем корабле. Они просидели у инспектора  больше  часа,  но
так и не придумали пока, что же делать дальше.
   Ведь наверняка  у  Заури  были  родители,  была  планета,  где  она
родилась. Может быть, ее отец и мать  погибли  от  руки  бандитов,  но
остались другие родственники - братья, сестры, тети, дяди или  дедушка
с бабушкой.
   - Сложность еще и в том, - сказал инспектор,  -  что  прошло  много
лет.
   Заури смахнула слезу.
   -  Ну  хоть  что-нибудь  ты  должна  помнить!  -  воскликнул  тогда
инспектор. - Даже маленькие дети что-то сохраняют в памяти.
   - Я помню только сиенду, - сказала, всхлипнув, рабыня.
   - Тогда я предлагаю для начала, - сказал  инспектор,  -  просветить
Заури мозг.
   - Ой! - воскликнула, испугавшись, рабыня. - Это больно!
   - Ничего подобного. Твой мозг просветят специальными лучами, и если
в нем есть спящие воспоминания, мы их постараемся проявить.
   - Соглашайся! - сказала Алиса. - Это же интересно.
   - И не будет больно?
   - Даже  не  будет  щекотно,  -  улыбнулся  инспектор.  -  Мы  часто
применяем такой метод, когда человек забыл что-то очень важное. Только
три дня назад у нас был директор  центральной  ювелирной  фабрики.  Он
забыл, куда положил ключи от входа.
   - И вспомнил?
   - Вспомнил, - сказал инспектор. - А заодно вспомнил, что должен был
позавчера навестить друга, у которого день рождения.
   - Навестил? - спросила Алиса.
   - Нет, не навестил, - вздохнул инспектор. - Его друг пять лет назад
умер от старости.
   Наконец Заури согласилась пройти испытание. Инспектор  Кром  вызвал
доктора, который должен был все  подготовить,  а  Алиса  тем  временем
отправилась на космодром проводить бабушку Лукрецию и сказать ей,  что
она немного задержится, пока не выяснится загадка Заури.
   Бабушка Лукреция вместе с бывшим магом и  дрессировщиком  носорогов
Пуччини-2 ждали ее у голубого фонтана  посреди  зала  ожидания.  Алиса
увидела  их  издали,  потому  что  фокусники,  как   всегда,   страшно
ссорились. Они махали руками,  а  их  воображение  все  время  рождало
чудовищ, которые  вылетали  из  рукавов  и  взмывали  кверху.  К  тому
времени, когда Алиса подбежала к  старым  фокусникам,  люстра  над  их
головой  была  обсажена   гарпиями,   стервятниками,   птеродактилями,
летающими бегемотиками и неизвестными науке тварями.
   Алиса уже знала, в чем  причина  постоянного  спори  между  старыми
друзьями.  Весной  Пуччини-2  выгнал  из  циркового  училища  кентавра
Тиберия. Да, да, самого настоящего кентавра  -  до  пояса  человека  с
руками, а дальше - могучего коня. Этот кентавр  появился  на  свет  по
недоразумению - его выдумала бабушка Лукреция для своих выступлений, а
потом материализовала. Ведь она была  фокусником  высшего  магического
разряда!  Никто  не  запрещает  фокусникам  выдумывать  и   показывать
зрителям любых чудовищ или, скажем,  единорогов.  Но  после  окончания
выступления  чудовище  должно  раствориться,   исчезнуть!   Ведь   оно
ненастоящее!   Оно   только   кажется   настоящим.   Однажды,    после
представления, бабушка, как и положено, сказала кентавру:
   - Исчезни!
   А кентавр не исчез.
   - Послушай, -  сказала  бабушка  Лукреция.  -  Это  уже  никуда  не
годится.  Что  обо  мне  подумают  мои  коллеги?   Что   я   не   могу
дематериализовать какое-то привидение?
   - Вот это ты зря, - сказал кентавр, который страшно  обиделся,  что
он - привидение. Для доказательства обратного он  тут  же  нагадил  на
пол. А если бы вы знали,  как  это  делают  кентавры,  вы  бы  тут  же
перестали смеяться.
   Бабушка бросилась за ним убирать,  жутко  расстроилась,  а  кентавр
отправился пастись. В тот вечер они выступали в Аргентине, цирк  стоял
в парке, и кентавр отлично погулял на воле.
   Всю ночь бабушка билась над заклинаниями, но никому о своем  позоре
не рассказала. А как известно, любую ошибку цирковых волшебников можно
исправить в первый день, в десять раз труднее это  сделать  на  второй
день и почти невозможно через неделю. Если бы бабушке Лукреции не было
стыдно перед коллегами, если бы она в ту же ночь  вызвала  к  себе  на
помощь Пуччини-2, все бы, может,  и  обошлось.  А  она  старалась  все
сделать сама.
   Утром бабушка проснулась от  призывного  ржания  кентавра,  который
желал начинать репетицию. Оказывается, он не только умел говорить,  но
и обожал выступать и считал себя великим артистом. Из-за этого, как он
потом признавался, он и не захотел растворяться в воздухе.
   В конце концов бабушке  пришлось  сделать  вид,  что  этот  кентавр
всегда работал у нее в аттракционе, назвала его Тиберием  в  память  о
коварном и спесивом римском императоре  и  даже  привязалась  к  нему.
Кентавр был, конечно, не гениальным, но вполне  сносным  артистом.  Он
умел ходить по натянутой проволоке под куполом цирка, отлично  работал
на задних ногах, считал до ста, танцевал вальс - немного для кентавра,
но все же и такие артисты на земле не валяются.
   Когда бабушка Лукреция вернулась домой в  Симферополь  и  вышла  на
пенсию, Тиберий некоторое время пожил в сарае возле ее зеленого домика
в Симеизе, даже занимался порой сельским  хозяйством  и  вытоптал  всю
редиску. Но вскоре это ему страшно  надоело,  тем  более  что  у  него
случился несчастный роман с соседской коровой Зорькой, которая бросила
его и предпочла цирковому артисту банального  быка  Василия.  Так  что
кентавр мучился, переживал и в конце концов взмолился:
   - Коллега Лукреция! Хочу овладеть профессией. Хочу работать! Я  еще
не стар!
   - Зачем?
   - Хочу  выступать  в  настоящем  цирке,  хочу  побывать  на  разных
планетах, надеюсь, что найду мир, где живут подобные мне существа.  Не
может же быть, чтобы природа создала меня только один раз и не сделала
для меня подругу.
   Честно говоря, бабушка Лукреция, которая была добрым человеком, уже
несколько раз пыталась создать для Тиберия  подругу,  но  все  опытные
образцы существовали не больше пяти минут и растворялись в воздухе.
   Бабушка Лукреция так и не посмела  сознаться  своим  коллегам,  что
Тиберий - ее роковая ошибка. Иначе бы они страшно рассердились на  нее
за нарушение закона магов и, вернее  всего,  выгнали  бы  из  лиги,  а
Тиберия наверняка сдали бы в зоопарк.
   Поддавшись на уговоры несчастного Тиберия, бабушка попросила своего
старого друга Пуччини-2 принять кентавра в цирковое училище,  чтобы  у
него была специальность жонглера или хотя бы канатоходца. Она  сказала
Пуччини, что встретила Тиберия на одной отдаленной планете.  Пуччини-2
никогда ничему не удивлялся. Он взял  кентавра  к  себе  и  поселил  в
цирковой конюшне. Кентавру это не понравилось - все ученики и  артисты
жили в гостинице или по своим домам, а он в  конюшне  с  обыкновенными
животными!
   Так что нет ничего удивительного, что  кентавр  на  всех  обижался,
учился плохо, а вскоре обнаружилось, что он вообще не умеет  читать  и
писать - даже подписывается с трудом - ставит два  креста.  Лекции  по
эстетике он, конечно, прогуливал,  завел  роман  с  одной  кобылкой  в
конюшне, за что был бит другими жеребцами,  чуть  не  затоптал  самого
Пуччини-2, когда тот поставил ему двойку на экзамене по жонглированию.
Кончилось все это тем, что кентавра отчислили из училища и отправили с
позором в Симферополь.
   Тиберий заявился к Лукреции и такого ей наплел о гонениях,  которым
его подвергал тиран  и  угнетатель  Пуччини-2,  что  бабушка  Лукреция
кинулась в Москву добиться восстановления ее любимчика  в  училище,  а
заодно рассказать Пуччини-2, что она о нем думает.
   И вот теперь на космодроме Галактического центра в ожидании корабля
на Землю Пуччини-2 и его  бывшая  подруга,  а  ныне  заклятая  врагиня
Лукреция Ивановна стояли у голубого фонтана и  так  громко  ссорились,
что инопланетяне, которых немало было в космопорте, далеко обходили их
сторонкой.  Воображаемые  чудовища  взлетали   над   их   головами   и
усаживались на люстру, а то и  вовсе  летали  под  потолком,  крича  и
стрекоча. Разумеется, многие пугались, и как раз тогда, когда  в  зале
появилась Алиса,  туда  вбежал  местный  блюститель  порядка  в  синем
мундире с шестью дубинами в шести коротких щупальцах.
   - Убрать! - закричал он издали. - Дети есть пугаются! Есть обморок.
   - Ах! - воскликнула Лукреция Ивановна. - Откуда здесь эта гадость?
   - Это мы  с  тобой  натворили,  -  сказал  Пуччини-2.  -  Давай  их
ликвидируем.
   Алиса  стояла  и  смотрела,  как   фокусники   произносили   нужные
заклинания и  щелкали  пальцами,  чтобы  чудовища  исчезли.  Последнее
чудовище, стервятник ростом с корову,  созданный  бабушкой  Лукрецией,
никак не желал дематериализоваться, летал над головами и отвратительно
вопил.
   - Погоди, - сказал Пуччини-2, - вижу, что  ты  за  годы  на  пенсии
многое подзабыла.
   Он щелкнул пальцами, сказал  несколько  волшебных  слов,  и  птица,
хлопнув, как лопнувший воздушный шарик,  исчезла.  Лишь  одно  перышко
размером с Алису некоторое время еще летало над фонтаном.
   Бабушка Лукреция была удручена очередным  провалом.  Ей  совсем  не
хотелось, чтобы Пуччини-2 заподозрил,  что  Тиберий  не  настоящий,  а
воображаемый  кентавр,  и  потому  при  виде   Алисы   она   поспешила
воскликнуть:
   - Алиса, девочка! Почему так долго?
   - Бабушка, -  сказала  Алиса  самым  нежным  из  голосов,  которыми
владела, - миленькая, мне придется  на  часок  задержаться.  Я  полечу
следующим рейсом!
   - Этого еще не хватало! - возмутилась бабушка.  -  А  что  я  скажу
твоим родителям?
   - Ты ничего не успеешь сказать, как я уже приду домой.
   - А что тебя задерживает?
   Алиса рассказала фокусникам, как инспектор  Кром  предложил  рабыне
Заури проверить, что сохранилось у нее в памяти.
   - А она боится оставаться одна.
   - Я тоже остаюсь, - сказала бабушка.
   - Не надо, - сказала Алиса ласково.
   - И в самом деле, - сказал Пуччини-2, - оставь детей в  покое.  Они
без тебя разберутся.
   Затем он обернулся к Алисе, подмигнул ей и добавил:
   - Смотри, чтобы к ужину не опаздывать!
   - На корабле ужин вкуснее, - ответила Алиса.
   - Что ты говоришь! - закричала бабушка. - Я тебе сделаю такой ужин,
который ни один корабельный кок не осилит.
   Но тут Пуччини-2 увел из зала свою подругу, и Алиса осталась одна.


Глава 2. Воспоминания о неволе





   Алиса вернулась к инспектору Крому в тот момент, когда обследование
Заури  закончилось,  и  Кром  вместе  с  рабыней  ждали  Алису,  чтобы
просмотреть пленку.
   Кроме  них  в  небольшом  смотровом  зале  был  доктор,  который  и
просвечивал мозг рабыни.
   - Ну как, не больно было? - спросила Алиса у Заури.
   - Не больно, но все равно щекотало, - укоризненно сказала Заури.  -
Я очень боюсь.
   - Ну чего же ты теперь-то боишься? Все позади! - сказал инспектор.
   - Вы ничего не знаете. Вы не знаете, какое  у  меня  было  прошлое!
Вдруг я его забыла, потому что была преступницей,  воровкой  или  даже
убийцей?
   - Рано тебе, - усомнилась Алиса.
   - Бывают жуткие дети, они уже в пять лет совершают преступления,  -
возразила рабыня. - Я слышала о таких. И вообще вдруг я окажусь дочкой
дьявола?
   - Может, тогда не будем смотреть пленку  и  разойдемся?  -  спросил
инспектор, которому надоели все эти разговоры.
   - Начинаем! - сказала Алиса и ободряюще  пожала  руку  рабыне.  Она
понимала, что та волнуется, и никто из взрослых мужчин не может понять
ее.
   - К сожалению, - сказал доктор, который расшифровывал  воспоминания
рабыни, - результаты нашего обследования негативны.  Почти  ничего  не
удалось узнать.
   Свет в зале померк. Экран загорелся  зеленоватым  светом.  По  нему
пробегали полосы, светлые зигзаги. Порой он становился светлее,  порой
- почти черным.
   - Это что такое? - спросил инспектор Кром.
   - Мы вычислили биологический  возраст  девочки,  -  произнес  голос
доктора. Самого его не было видно.  -  Оказалось,  что  ей  по  земным
меркам  четырнадцать  с   половиной   лет.   Развитие   девочки   было
замедленным, - продолжал доктор, - из-за плохих условий жизни.
   - Ничего страшного, - сказал инспектор Кром. - Догонишь остальных.
   - Мне и так нравится, - сказала обиженно Заури.  -  Мужчины  больше
любят маленьких женщин, они им кажутся беззащитными.
   - Заури! - воскликнул инспектор Кром.  -  Тебе  еще  рано  об  этом
думать.
   - О будущем никогда не рано думать, -  возразила  рабыня.  -  А  то
замуж не выйдешь. Мне старшие рабыни все, что нужно, рассказывали.
   Инспектор вздохнул, и они снова стали смотреть на экран, на котором
ничего интересного не появлялось.
   - Разумеется, - сказал доктор,  -  мы  сняли  мгновенный  снимок  с
памяти девочки, а затем компьютер проследил его минута  за  минутой  -
все  четырнадцать  с  половиной  лет.  Затем   он   снова   спрессовал
изображение так, что мы видим год за минуту.
   - Мы уже проглядели минут пять, - сказала Алиса.
   - И так будет продолжаться двенадцать лет, поверьте мне,  -  сказал
доктор.
   - Тогда, может, и не стоит тратить время? - спросил инспектор.
   - Не стоит, - согласился доктор. - Но я хочу показать  тот  момент,
когда девочка вернула себе память. Это случилось два года назад.
   - Смотрите! - сказал доктор, и Алиса от неожиданности ахнула.
   Экран ярко вспыхнул - он показывал яркий  солнечный  день,  голубое
небо и зеленую листву.
   - Обратите внимание, -  произнес  доктор,  -  первым  воспоминанием
ребенка стала именно плантация.
   Изображение на экране  изменилось.  Теперь  они  увидели  засеянное
поле, из которого поднимались зеленые побеги. Вдоль зеленых рядов  шли
дети в серых халатах и, наклоняясь, пропалывали грядки.
   - Это наша сиенда! - воскликнула  рабыня.  -  Это  морковное  поле!
Сейчас вы увидите нашу надсмотрщицу. У нее такая плетка!..
   В поле зрения появилась лениво идущая женщина с плетью в руке.  Вот
она поравнялась с одной  из  работающих  девочек,  еле-еле  приподняла
плеть, конец которой взвился в воздух и тут же опустился на обнаженное
детское плечо.
   Девочка ахнула и попыталась спрятаться от следующего удара.
   - Ее зовут толстая Берта. В прошлом  году  она  обожралась  слив  и
подохла! - сказала рабыня Заури.
   - Заури, хорошие девочки так не выражаются, - сказал инспектор.
   - Какая же я хорошая? - удивилась рабыня. - Если бы я была хорошая,
были бы у меня папа и мама, как у всех хороших.  Видно,  я  нехорошая,
если меня бросили или потеряли, как говорил господин Панченга.
   - Ты же отлично знаешь, - сказал инспектор, -  что,  вернее  всего,
тебя украли, и твои родители в этом совсем не виноваты.
   - Если их при том не убили, - сказала рабыня, всхлипывая.
   И никто не нашелся, что ответить. Все понимали, что у девочки  было
тяжелое детство, и ей нужно сочувствовать, а не ругать.
   - Мы дали компьютеру такое задание, - сказал доктор.  -  Проглядеть
два последних года, сохранившиеся в памяти  девочки,  и  отобрать  все
кадры, которые могут представлять интерес.
   - И много оказалось таких кадров? - спросил инспектор.
   - Раз-два и обчелся.
   - Какие у нас кадры! - сказала рабыня. - У нас все одинаково  было.
И люди одинаковые, и еда одинаковая, и одежда тоже одинаковая.
   - Все это очень странно, -  сказал  инспектор  Кром,  подняв  руку,
чтобы экран на время выключили. - Девочке пятнадцатый год. Почему  она
помнит только последние два года жизни? А что было раньше?
   - Наверное, то же самое, - сказала Заури.
   - А что, если тебя привезли на сиенду  только  два  года  назад?  -
спросил инспектор Кром.
   - А где же я все остальные годы жила? - ответила вопросом рабыня.
   - Вот  это  мы  и  попытаемся  проверить,  -  сказал  инспектор.  -
Включайте!
   - Включаю, - произнес доктор.
   На экране замельтешили цветные полосы. Потом  вместо  них  возникла
вечерняя  картина.  Возле  низкого  бедного  барака  стояли  несколько
девочек в длинных серых платьях.
   - Наш дом! - воскликнула рабыня. - Там моя койка стоит! Все  как  в
самом деле!
   Быстрыми  шагами  из-за  угла  барака  вышел  сутулый,  с  длинными
волосатыми руками и  оттого  похожий  на  гориллу  здоровяк  в  черном
кожаном костюме. В руке  у  него  была  сучковатая  дубинка.  Он  шел,
переваливаясь и широко улыбаясь, так что были  видны  все  его  желтые
зубы.
   Девочки у барака кинулись внутрь. Лишь одна из них - Алиса не сразу
узнала в ней Заури - замерла, покорно опустив голову.
   Именно к ней приближался, переваливаясь, рабовладелец.
   - Это он,  -  прошептала  в  ужасе  Заури.  Видно,  даже  здесь,  в
безопасности, вдали от плантации она не могла избавиться от ужаса  при
виде хозяина сиенды.
   Панченга   Мулити   протянул   вперед   широкую   ладонь,   которая
заканчивалась такими короткими и толстыми пальцами, словно это были  и
не пальцы вовсе, а округлые камни.
   - Давай назад! - зарычал он.
   Та Заури, которая сидела в зале рядом с Алисой, заплакала.
   Другая Заури, что стояла на экране возле  барака,  дрожащей  тонкой
рукой распустила шнурки, которыми было  скреплено  у  шеи  ее  платье,
запустила пальцы за пазуху и вытащила оттуда три ореха.
   - Что это такое? - не поняла Алиса.
   - Это орехи гари, - сказала рабыня.  -  Они  почти  спелые.  Мы  их
собирали. Но рабам их есть нельзя. И нельзя уносить с собой. Но я была
такая голодная... Ай!
   Заури вскрикнула,  потому  что  на  экране  дубинка  легко,  словно
играючи, дотронулась до плеча рабыни, и та упала, схватившись рукой за
плечо - ей было очень больно.
   Алиса обняла Заури, стараясь ее утешить.
   - Не смотри, - повторяла она, - отвернись.
   - Может, выключить? - спросил доктор.
   - Нет, - возразил инспектор Кром. - От того, что мы  увидим  здесь,
может зависеть судьба девочки и ее родных.
   Заури не смотрела на экран - она спрятала лицо в коленях Алисы.
   Панченга обливал девочку грязными  ругательствами...  Алиса  хотела
попросить выключить, но доктор предупредил:
   - Слушайте!
   И они услышали:
   - Вонючая воровка, жалкая побирушка, -  рычал  рабовладелец,  пиная
девочку сапогом. - Если ты еще  хоть  раз  посмеешь  поднять  лапу  на
господское добро, то окажешься в клетке похуже твоих папаши и мамаши.
   - Слышали? - спросил доктор.
   - Слышали, - ответил Кром. - А ну-ка прокрути еще разок.
   - Окажешься в клетке похуже  твоих  папаши  и  мамаши!  -  повторил
Панченга.
   - Они живы! - закричала девочка. - Они живы.
   - Вернее всего, ты права, - сказал инспектор. - По крайней мере, он
говорит о них, как о живых. Когда это было?
   - Этот разговор состоялся полтора года назад, -  сказал  доктор.  -
Нужна более точная дата?
   - Нет, - ответил Кром.
   - Это было давно-давно, - сказала рабыня. - Я помню. У  меня  тогда
неделю плечо болело. А доктора на сиенде нет.
   - Неужели работорговцы останутся безнаказанными? - удивилась Алиса.
   - Сейчас на сиенде работает специальная комиссия по защите детей, -
ответил инспектор и обратился к доктору: - Есть что-нибудь еще?
   - Есть еще  один  кадр,  который  я  бы  хотел  вам  показать.  Это
случилось на сиенде чуть меньше года назад.
   Теперь они увидели на экране солнечный день. Между  полей  тянулась
пыльная дорога. По ней шел странного вида человек  в  старом  дорожном
костюме, с сумкой через плечо. У него была  курчавая  борода,  длинные
волосы и широкополая шляпа.
   - Это еще кто такой? - спросила Алиса.
   - Я его помню! - воскликнула рабыня. - Я его помню!
   - Не шумите, все увидите, - сказал Кром.
   Дорога повернула, и  возле  нее  обнаружился  обложенный  бетонными
плитами источник, у которого  стояла  рабыня  Заури  и  пила  воду  из
жестяной погнутой кружки. Рядом, прямо на земле, в пыли сидели  другие
маленькие рабыни.
   - Жарко было, просто ужас, - вспомнила Заури.
   -  Что  это  вы  такие  грязные?   -   весело   спросил   странник,
приглядываясь к девочкам. - Сколько я по планетам хожу, таких  еще  не
видел.
   - А мы здесь работаем, - ответила Заури.
   - Таким  маленьким  в  куклы  надо  играть,  а  не  работать.  Дашь
напиться, кроха?
   Заури, как зачарованная, протянула страннику кружку.  Он  подставил
ее под струю, лившуюся из ржавой  железной  трубы,  наполнил  водой  и
начал жадно пить. Маленькие рабыни смотрели на него, не отрываясь.
   - Спасибо, - сказал путник, возвращая кружку. - А  до  вашей,  этой
самой сиенды... далеко еще?
   - Вон там, - сказала Заури. - Вас проводить?
   - А ты не боишься?
   - А чего мне бояться?
   - Ну проводи... Постой, постой, что-то мне твое лицо знакомо? А  ты
меня не помнишь?
   - Нет, - сказала Заури.
   - А ты никогда на "Квадрате" не летала?
   - Чего?
   - Нет, наверное, обознался. Твои папа и мама где?
   - Не знаю...
   - А как ты сюда попала?
   - Не знаю...
   - Голову готов поставить на кон, что ты - Лара Коралли...
   - Не знаю... - На глаза у девочки начали наворачиваться слезы.
   - И родинка на шее. Точно как у Ларочки.
   И тут послышался грубый голос:
   - Эй, ты чего с ним разговариваешь?
   К ним подходила надсмотрщица Берта.
   - А что, нельзя разговаривать? - спросил странник.
   - Нельзя. Больница здесь для  малолетних  идиоток,  -  ухмыльнулась
надсмотрщица. - Чего здесь делаешь?
   -  Да  лайба  моя  что-то  барахлит.  Пришлось  вон  там  на   поле
приземлиться. Вот и иду, ищу, где у вас механик?
   - Покажи  удостоверение  или  какой-нибудь  документ.  А  вдруг  ты
разбойник? Мы здесь разбойников не любим. Чуть что - к стенке.  У  нас
же дети! Заботиться надо, правда?
   Надсмотрщица все время отвратительно улыбалась.
   - Ладно, ты только покажи мне, где механик, - сказал странник.
   - А вы брысь! -  рявкнула  на  рабынь  надсмотрщица.  -  Быстро  по
местам!
   Девочки побежали в поле.
   - Скажи мне, приятельница, - спросил путник, - вот та  девчушка,  с
кружкой. Как ее зовут. Не Ларой?
   - Нет, Заури она, - ответила надсмотрщица.
   - Она местная?
   - Местная, местная. Мы все местные.
   Путник пожал плечами. Экран погас...
   - Вот этот человек нам может помочь! - сказал инспектор.
   - Как его найти? - спросила Алиса.
   - Я его помню, - сказала Заури. - Я  так  хотела  его  увидеть,  но
когда он улетал, меня в бараке заперли. Я как сейчас помню.
   - Может быть, этот человек - наша главная надежда, - сказал Кром. -
Так что вы отдыхайте, погуляйте  пока,  а  я  дам  задание  компьютеру
связаться  с  Центральным  информаторием  Галактики  и  по  внешности,
одежде, особенностям этого человека провести исследование и попытаться
определить и отыскать его среди  ста  миллиардов  гуманоидов  в  нашей
Галактике. Боюсь, что эта работа долгая.  Придется  потерпеть.  Но  не
будем терять надежды.
   На этом сеанс закончился, и все разошлись.
   Доктор предложил девочкам пообедать  у  него,  но  они  отказались.
Алиса уже бывала в Галактическом центре, и ей хотелось показать  новой
подруге его чудеса.
   Галактический центр - это столица нашей Галактики, хотя мало кто на
свете может сказать: "Я отсюда  родом".  Когда-то,  много  лет  назад,
решено было устроить  космический  город,  где  могли  бы  встречаться
жители разных планет, где можно было бы вырабатывать общие правила для
звездных миров, не допускать беззаконий, насилия  и  войн.  Для  этого
была выбрана пустая, никому не принадлежавшая планета,  где  построили
город и космопорт. Постепенно  этот  город,  который  на  всех  языках
называли Центром, разросся так, что его здания и переходы заняли целый
континент. Все остальные участки суши были превращены  в  заповедники,
куда с  каждой  из  планет,  входившей  в  Галактическое  содружество,
привезли  растения  и   животных.   Получилось   множество   различных
заповедников. Если у  тебя  нет  времени  или  возможности  прилететь,
скажем, на Паталипутру или на планету Брастаков, ты можешь побывать  в
Галактическом центре и увидеть малую Паталипутру.
   В заповедниках они побывать не успели, зато  Алиса  показала  новой
подруге музей истории Галактики, по которому посетители  передвигаются
только во флаерах, потому что там нет ни одного зала меньше  километра
в  длину.  А  центральный  зал,  который   называется   "Возникновение
Галактики", протянулся на шестнадцать километров, а высотой  достигает
трех километров.
   Потом Алиса повела  Заури  в  картинную  галерею,  оттуда  в  музей
восковых фигур, где собраны все знаменитости всех планет. Она показала
ей Наполеона, Эйнштейна, Марию Стюарт, Гомера - но, честно  говоря,  к
этому времени рабыня так устала, что с  трудом  отличала  Шекспира  от
Юлия Цезаря, и ей было совсем не интересно, чем занимался  этот  самый
Шекспир.
   Когда Заури уже не чувствовала под собой ног и взмолилась о пощаде,
Алиса полетела с ней обедать в ресторанчик, который находился на самой
вершине Небесной башни.  Они  обедали  и  смотрели  вниз  на  город  и
космодром, с которого поднимались корабли таких различных цветов, форм
и назначений, что у непривычного человека кружилась голова.
   Они  разговаривали  обо  всем  на  свете,  хоть  и  устали.   Алиса
предложила Заури пожить у нее дома до тех пор, пока она не устроится в
цирковое училище.
   - Я не смогу спокойно жить и учиться, - сказала Заури,  -  пока  не
узнаю о  судьбе  моих  родителей.  Как  ты  думаешь,  почему  господин
Панченга сказал про клетку?
   - Может быть, в переносном смысле?
   - Что это значит?
   - Что твои родители сидят где-то в тюрьме или в ссылке,  откуда  не
могут вырваться.
   - Ой! - расстроилась Заури. - Я  сижу  в  ресторане,  ем  огуречное
варенье, ореховые котлеты  и  другие  вкусные  вещи,  а  моя  голодная
мамочка сидит в подземной норе и не видит даже света!
   Заури произнесла эту фразу таким голосом, словно Алиса была во всем
виновата.
   - Ничего, - сказала  Алиса,  понимая,  что  обижаться  на  сиротку,
которой так не повезло в жизни, нельзя.  -  Сейчас  большой  компьютер
ищет того мужчину, который тебя узнал.
   - А если он не найдет?
   - Погоди, - сказала Алиса. - Давай попробуем выяснить. Может  быть,
уже что-то известно?
   - Что известно?
   -  Инспектор   Кром   сказал,   что   даст   задание   Центральному
информаторию. Но у инспектора много других дел, и,  вернее  всего,  он
еще не спрашивал информаторий,  нашли  человека  или  нет.  И  мы  это
сделаем раньше инспектора.
   - Как?
   - Сейчас увидишь.
   Они спустились  вниз  из  ресторана,  и  Алиса  остановилась  перед
небольшой тумбой метровой высоты, над  которой  возвышался  стеклянный
колпак, защищавший ее от непогоды.
   - Знаешь, что это такое? - спросила Алиса.
   -  Я  видела  такие  на  улицах,  -  ответила  рабыня.  -   Но   не
задумывалась.
   -  Это  справочное  бюро.  Любая  информация,  которая  может  тебе
понадобиться, заключена  в  информатории.  А  справочное  бюро  -  его
продолжение. Ты можешь узнать,  какая  завтра  будет  погода,  сколько
сейчас градусов, где можно достать белого сенбернара, где живет  самый
лучший парикмахер во Вселенной и заодно можешь  спросить  -  готов  ли
ответ на вопрос, который три часа назад задал галактический  инспектор
Кром Центральному информаторию.
   - Не может быть, - ахнула рабыня. - И тебе тоже ответят?
   - А чем я хуже любого другого человека? - удивилась Алиса. - Если я
знаю, как набрать запрос на пульте справочного бюро,  значит,  я  могу
получить информацию. Это же так просто.
   - У вас все просто, - проворчала рабыня. - Да только для своих.
   Алиса  откинула  стеклянный  колпак  и  набрала  на  пульте  сигнал
запроса. Приятным мужским голосом справочное бюро спросило:
   - Чем могу вам служить?
   - Мне нужна  информация,  которую  запросил  сегодня  в  двенадцать
ноль-шесть   местного   времени   галактический   инспектор   Кром   у
Центрального информатория.
   - Прошу уточнить, - произнес голос. - Чего касалась эта информация?
   - Информация касалась личности неизвестного  путника,  который  год
назад очутился на сиенде Панченги Мулити. Очевидно, у  него  случилась
поломка в космическом корабле.
   - Подождите, пожалуйста, - сказало справочное бюро. - Я  запрашиваю
центральную. Чего вы желаете, чтобы вам не скучно  было  ждать?  Кофе,
мороженое, сок?
   - Два мороженых, - сказала Алиса.
   Рабыня смотрела на справочное бюро,  широко  раскрыв  от  удивления
глаза.
   Сбоку в тумбе выдвинулась полочка с двумя вафельными  стаканчиками,
полными сливочного мороженого.
   - Спасибо, - сказала Алиса.
   - Кушайте, пожалуйста, - ответило справочное бюро. - Вас позовут.
   - Странный народ. Они же на нас работают, а еще мороженым кормят! -
сказала рабыня.
   Девочки не успели доесть мороженое, как послышался веселый трезвону
колокольчика.
   - Вы спрашивали, - раздался мужской голос, - о  запросе  инспектора
Крома?
   - Это я, - сказала Алиса.
   - Ответ готов, - сказал голос. - Но инспектор Кром его не получил.
   - Почему?
   - Потому что инспектора срочно вызвали  в  Управление  пассажирских
перевозок.
   - Тогда вы можете сообщить ответ мне, - сказала Алиса. - Меня зовут
Алиса Селезнева. Я семиклассница с Земли.
   - Спасибо за информацию, - сказало справочное бюро. - Сообщаю  вам,
что человека, который год назад был на сиенде Панченги  Мулити,  зовут
Фока Грант.  О  нем  известно,  что  он  служил  на  исследовательских
кораблях  в  космических  экспедициях.  Но  последние  пять   лет   он
занимается  свободным  поиском  корня  Мандрагоры  на  неисследованных
планетах  и  астероидах.  В  Галактическом  центре  не  бывает.  Порой
заезжает за припасами  и  оборудованием  на  Парадиз.  Там  его  можно
встретить либо в конторе "Прескиди и Кь", либо в салуне "Синий флаг на
желтой мачте". Его фотографию десятилетней давности,  подробности  его
биографии, образцы почерка и другие  сведения  вы  можете  получить  в
Центральном информатории, где лежит пакет на имя инспектора Крома.
   - Большое спасибо, - сказала Алиса.
   Она обернулась к рабыне. Личико Заури было  измазано  мороженым  до
самых ушей, но при том она умудрялась тихо лить слезы.
   - Что теперь тебя огорчило? - спросила Алиса.
   - Хорошо тебе, - ответила рабыня. - Кто теперь  будет  искать  Фоку
Гранта?
   - Его  найти  проще  простого,  -  сказала  Алиса.  -  Полететь  на
Парадиз...
   - Никто не полетит на Парадиз, -  сказала  девушка.  -  Потому  что
никому не интересно, есть у меня родители или их нет.
   - Перестань ныть, - сказала Алиса. - Я уже подумала,  а  почему  бы
нам с тобой, раз есть свободный вечер, не найти этого Фоку Гранта и не
спросить его, где твоя мама?
   - Неужели ты согласна ради меня на такой  подвиг?  -  сквозь  слезы
спросила рабыня.
   - Я не  считаю  это  подвигом,  -  сказала  Алиса.  -  Мы  с  тобой
быстренько слетаем на Парадиз, и дело с концом.
   Рабыня кинулась целовать Алису и всю ее измазала липким  растаявшим мороженым.

Война с лилипутами: часть третья (глава 3-4)
Категория: Кир Булычёв

Самые популярные сказки:
Про какашку. (Андрус Кивиряхк, «Какашка и весна»)
Серая Звездочка
Русачок
Два брата
Случайные сказки:
Три змеиных листочка
Семь Симеонов
Муха-Цокотуха
Дикий помещик

Издательство сказок
сказки про вашего ребенка
Сказки про Вашего ребенка!
Книга составляется на заказ и печатается в единственном экземпляре! Никакая книга не заинтересует малыша так, как книга про него самого. Это подарок который полюбится сразу и будет любим долгие годы. А хорошие сказки помогут воспитать в вашем ребёнке хорошего человека!
ВАЖНО!
Заказывая Книгу о Вашем ребенке с нашего сайта и используя промо-код UK320, Вы получаете СКИДКУ в $10!!
Заказать книгу сказок..>>

Наша кнопка
Сказки про Код кнопки:
картинки футболок и маек
наверх страницы
Copyright skazkapro.net © 2011-2018 Представленные на сайте материалы взяты из открытых источников и опубликованы в ознакомительных целях. Авторские права на произведения принадлежат их авторам.