Все сказки на skazkapro.net

Раздела сайта
Аксаков Сергей Тимофеевич
Андерсен Ганс Христиан
Афанасьев Александр Николаевич
Бажов Павел Петрович
Гаршин Всеволод Михайлович
Горький Максим
Гримм братья
Ершов Пётр Павлович
Жуковский Васиилий Андрееевич
Заходер Борис Владимирович
Родари Джанни
Кир Булычёв
Крылов Иван Андреевич
Маршак Самуил Яковлевич
Носов Николай Николаевич
Перро Шарль
Пушкин Александр Сергеевич
Роулинг Джоан
Салтыков-Щедрин М. Е
Сутеев Владимир Григорьевич
Толстой Алексей Николаевич
Толстой Лев Николаевич
Успенский Эдуард Николаевич
Харрис Джоэль Чандлер (сказки дядюшки Римуса)
Чуковский Корней Иванович
Шварц Евгений Львович
Реклама
Поздравления детям

Главная » Авторы сказок » Кир Булычёв

Сказка "Война с лилипутами: часть 1( глава 7-9)"

Глава 7. Аркаша исчез!


   До вечера ничего особенного не произошло. Аркаша браслета не снимал
и все время поддерживал связь с Алисой.
   Пашка, видя, что все пришло в норму,  снова  ушел  купаться,  потом
занялся своими делами - он начал уже готовиться к тому  дню,  когда  и
сам уменьшится до размеров Аркаши. И соответственно  своему  характеру
решил как следует  вооружиться.  Он  забрался  в  мастерскую,  которую
Аркашин  дедушка  устроил  в  сарайчике  за  домом,  и  там   принялся
выпиливать себе меч меньше двух сантиметров длиной.
   Аркаша тем временем отыскал неподалеку от  своего  убежища  заросли
клевера и, выбрав цветы пониже, нагибал их к себе и высасывал  из  них
нектар.  Потом  утверждал,  что  это  очень  вкусно.  А  когда   стало
прохладнее, он уселся на берегу прудика и принялся рисовать  первый  в
мире микропейзаж, созданный наблюдателем, голова  которого  в  сидячем
состоянии возвышалась лишь на два сантиметра над землей.
   Порисовав, Аркаша пошел погулять  к  прудику.  Алиса  категорически
возражала против того, чтобы он выходил на открытое место  -  в  любой
момент может  прилететь  ворона  или  вернется  Мордашкин.  Но  Аркаша
сказал, что он будет настороже и не выпустит из рук большой булавки.
   Зловредный Мордашкин возник в окрестностях коробки ближе к вечеру и
решил немного поохотиться на Аркашу. Аркаша  благоразумно  отступил  к
коробке.
   - Странно это, - сказал он Алисе по связи.  -  Я  вижу  Мордашкина,
знаю, что это котенок, что он сейчас сидит на  том  берегу  прудика  и
облизывает лапу. Вроде бы все обыкновенно. Но сейчас он углядел меня и
вместо того, чтобы подойти к моей ноге и приласкаться,  как  положено,
он несется схватить меня и растерзать...
   На этом Аркаша закончил  свой  монолог,  потому  что  ему  пришлось
спрятаться в коробке. Мордашкин не выдержал.
   - Мордашкин, не смей качать мой дом! - услышала Алиса голос Аркаши.
   Алисе все-таки пришлось сбегать к прудику  и  отогнать  Мордашкина,
который хотел забраться в коробку и достать оттуда Аркашу.
   Она шлепнула Мордашкина и предупредила его по-честному:
   - Смотри, когда Аркаша станет большим, он тебе покажет!
   Котенок отбежал, уселся и стал смотреть на  Алису,  склонив  голову
набок. И тут Алиса поняла: этот негодяй  каким-то  образом  догадался,
что и она сама через несколько дней станет маленькой и  будет  жить  в
этой коробке. А если так, то он не прочь поохотиться и на Алису.
   Перед сном Алиса еще разок поговорила с Аркашей,  который  сидел  у
входа и при вечернем свете записывал свои  мысли  в  дневник  обломком
тонкого чертежного грифеля.
   За ночь тоже ничего не случилось.
   Аркаша проснулся  рано  и  сообщил,  что  хорошо  выспался,  только
пришлось забаррикадировать вход в коробку, потому  что  туда  проникли
два комара. И пока он их не победил,  о  сне  нечего  было  и  думать.
Комары улетели на рассвете, и тогда Аркаша заснул.
   Пашка после завтрака помчался на флаерную станцию - ему  надо  было
сгонять в  Москву  в  Исторический  музей,  чтобы  взять  там  рисунок
арбалета.
   Алиса отыскала в шкафу тоненькие тряпочки и сшила из них плащики  и
для себя и для Аркаши с Пашкой. Плащики были  устроены  очень  просто:
материя  складывалась  пополам,  наверху  прорезалось  отверстие   для
головы, и с  боков  плащики  были  прихвачены  ниткой,  так  что  руки
оставались голыми - они немного походили на плащи, которые носили  три
мушкетера.
   Потом Алиса вызвала Аркашу на связь и спросила, не голодный ли  он?
Она готова принести ему завтрак.
   Аркаша с негодованием отказался, заявив, что он не в детском саду.
   - Ладно, - сказала Алиса, - я и не ждала,  что  ты  согласишься.  У
меня есть для тебя подарок - я сшила тебе плащ. Принести?
   - Вот это здорово! - обрадовался Аркаша. - Принеси,  пожалуйста.  Я
как раз мастерю себе сандалии из коры.
   Алиса прошла на кухню, принесла оттуда чай  и  сгущенное  молоко. И
только хотела сесть за стол, как случайно взгляд ее упал на пульт. Там
горела красная лампочка - сигнал тревоги.
   Алиса кинулась к пульту, включила вызов.
   - Аркаша, откликнись. Аркаша, что с тобой?
   Молчание.
   - Аркаша, не молчи, пожалуйста!
   Молчание.
   Алиса  кубарем  скатилась  с  веранды,  добежала  до  прудика.  Где
Мордашкин? Его надо было запереть.
   И тут она увидела, что Мордашкин сидит на бочке для дождевой воды и
умывается.
   Значит, не котенок! Почему-то она почувствовала облегчение.
   Вот и коробка.
   - Аркаша!
   Алиса знала, что Аркаша разговаривал с ней из своего укрытия. И это
было всего пять минут назад.
   Алиса сняла с коробки крышку.
   В коробке никого не было.
   Но даже с первого взгляда было ясно, что  там  произошло  отчаянное
сражение: ватная постель  Аркаши  разорвана  в  клочья,  листы  бумаги
раскиданы и  помяты,  коробочки  и  ванночки  с  красками  опрокинуты,
разломанный браслет связи валяется у входа.
   Значит, кто-то смог проникнуть в небольшую дверцу, внутрь  коробки,
кто-то, кто был сильнее Аркаши. Этот  таинственный  незнакомец  одолел
Аркашу и утащил его. Мордашкин  или  другой  котенок  в  дверь  бы  не
пролез. Не пролезла бы и птица. Змея?
   Алиса даже зажмурилась - так  явственно  представила  себе  гадюку,
которая вползает в открытую дверь коробки,  обвивает  своими  кольцами
беспомощного Аркашу и уносит его... Погоди! Алиса  открыла  глаза.  Но
ведь у нас гадюки не водятся! Даже маленькие! Змея  могла  напасть  на
Аркашу, но не могла унести его... Кто? Какое-то животное?
   Но дверца в коробку была так мала, что вряд ли кто-нибудь  крупнее,
чем мышь-полевка, мог туда пробраться...
   Что же я теряю время?
   Надо искать вокруг... по следам. Земля влажная - наверняка  на  ней
остались следы!
   Алиса присела на корточки, стала разглядывать землю вокруг коробки.
Вроде бы были следы - махонькие углубления в земле. А может быть,  это
и не следы? Надо притащить сильную лупу... Но есть ли на даче  сильная
лупа? Вряд ли. По крайней мере, за последние два дня Алиса  не  видела
никакой лупы. Вот примяты травинки - но  разве  разберешь?  Для  того,
чтобы понять, как двигалась спичка через джунгли травинок,  надо  быть
такой же спичкой, а не спичечной фабрикой.
   Алиса на цыпочках, глядя под ноги  -  только  бы  не  наступить  на
друга, вышла на берег прудика и огляделась, снова присела на  корточки
и, склонив голову к самой траве, заглянула под нижние ветки кустов,  в
гущу трав. Она разводила  пальцами  стебли  и  через  несколько  минут
напрасных поисков поняла, что Аркашу она так не найдет и не спасет.  И
чем яснее она  это  понимала,  тем  жутче  ей  было:  пропадет  Аркаша
навсегда - в когтях ли кота, в пасти змеи или в клюве вороны.  Как  ты
объяснишь  это  Аркашиным  родителям,  которые  буквально  молятся  на
сыночка? Да, скажешь ты, мы оставили его без присмотра в мире дремучих
трав и даже не знаем, что с ним случилось.  Но  неужели  вам  не  было
ясно, как опасно безоружному человечку одному жить в траве? Почему  вы
не остановили его силой, после того как на него напал котенок?
   Нет, поняла Алиса, она  не  может  вернуться  в  Москву  и  увидеть
старших Сапожковых, не сможет  поглядеть  в  глаза  своей  учительнице
Светлане и друзьям в классе и на биостанции...
   - Аркаша! - закричала Алиса изо всей силы. Хотя  отлично  понимала,
что даже если Аркаша сможет откликнуться, она не услышит его голоса.
   Может, и в самом деле Аркашу тащит себе в нору какой-нибудь барсук,
а пленник старается оставить следы: вот он сделал зарубку на стволе  -
то есть на травинке, вот он кинул камень - то есть песчинку.
   И Алиса так явственно себе это представила, что  тут  же  помчалась
обратно к дому. Как она могла потерять столько  времени!  Единственный
выход, единственное спасение для Аркаши -  стать  такой  же,  как  он,
чтобы видеть все глазами лилипута. Только так его можно спасти.
   Через минуту Алиса уже была в комнате. Она метнулась к  пульту,  на
котором все горел красный огонек  тревоги,  потом  в  другую  комнату,
схватила свой плащик, который сшила  так  недавно,  потом  кинулась  к
столику, за которым вчера вечером Пашка мастерил для себя меч. Вот  он
- чуть больше ногтя - только бы не потерять его... Алиса завернула меч
в плащик. Все это и еще булавка, которая пригодится  в  том  мире,  да
кусочек шоколадки...
   Время шло. Уже прошло почти десять  минут,  как  пропал  Аркаша.  А
каждая секунда могла решить его судьбу. Алиса не стала думать - забыла
ли она чего-нибудь или нет...
   Только выбегая с веранды, поняла: забыла! Обязательно надо оставить
записку Пашке. Ведь он ничего не знает.
   Алиса включила видик и сказала, глядя на экран:
   - Пашка, Аркаша исчез! Я ухожу туда, чтобы его искать. Оставайся на
связи - твоя помощь может оказаться решающей. Родителям - ни слова!
   Алиса выбежала к красно-белой полосатой кабине,  что  мирно  стояла
перед верандой, как пограничная будка.
   Она открыла люк и хотела было забраться внутрь. Но сообразила,  что
из этого  ничего  не  выйдет.  Ведь  если  в  самом  деле  она  станет
маленькой, как Аркаша, то ее буквально погребет под собой ее  нынешний
костюм - брюки и куртка, носки и тапочки, наручные часы придавят ее, а
заколка в коротких волосах пронзит, как сабля.
   Алиса положила заколку  на  траву,  разулась,  потом  оглянулась  -
никого поблизости, даже любопытного Мордашкина нет. И все  равно  было
неловко раздеваться догола. Алиса даже сделала шаг,  чтобы  спрятаться
за  кабину  -  но  ведь  неизвестно,  с  какой   стороны   раздеваться
безопаснее.
   "Алиса, - сказала она себе, - ты с ума  сошла  -  терять  время  на
такие глупые рассуждения! Три-четыре-пять!" Она скинула все с  себя  и
нырнула в темное нутро кабины.
   Металл сидения был холодный, даже садиться неприятно. Очень  тесно,
коленки упирались в стенку, мешал  угол  пульта.  Главное  было  -  не
потерять то, что держала в горсточке - плащ, шоколадку, меч и булавку.
   Алиса нажала на кнопку "Люк". Люк закрылся и чмокнул,  присасываясь
к оболочке. "Как бы тут не задохнуться", - подумала Алиса, но тут же в
темной кабинке запахло свежими огурцами. "Странно, - подумала Алиса, -
а скоро они пустят газ?" Но газа не было - только  запах  огурцов  все
усиливался, словно кто-то рядом их резал для салата. В кабине было  не
совсем темно - стены слегка светились, и  пульт  был  зеленым,  словно
заполненный подсвеченной водой.  Стрелка  содержания  газа  в  воздухе
поднялась почти до предела.
   Значит, я дышу газом, поняла Алиса, и это он так пахнет. Что ж, это
правильно. Хуже было бы, если бы газ  пахнул  чесноком  или  аммиаком.
Интересно, сколько времени займет уменьшение? Алиса совсем не  боялась
- наоборот, она спешила, она подгоняла время. Она понимала, как  много
от нее теперь зависит.
   Но  хронометр  на  пульте  не  спеша  отсчитывал  секунды,   ничего
интересного не происходило, и в голову  начали  проникать  посторонние
мысли: а вдруг сейчас снова заявится симферопольская бабушка? Войдет в
комнату, прочтет Алисину записку  -  представляете,  какой  поднимется
гомон вокруг! Они же все  кинутся  искать  пропавшую  девочку,  пустят
собак по следу...
   Пульт  почему-то  увеличился  и  начал   отодвигаться   от   Алисы,
поднимаясь кверху. Наверное,  от  плохого  освещения  у  нее  начались
зрительные галлюцинации. Пульт медленно уплывал вверх, - и вот она уже
смотрит на него снизу. Как это могло случиться?..
   Ну до чего же ты, Алисочка, глупая! Забыла, зачем забралась  в  эту
кабину? Газ действует! Ты теперь стала меньше ростом, чем была.
   Алиса попыталась встать, и ей это отлично удалось  -  она  даже  не
доставала головой до верха кабины. Она подняла руку, чтобы дотронуться
до потолка, но рука не достала, и с каждой секундой потолок уходил все
дальше, словно Алиса опускалась вниз, стоя на какой-то платформе.
   И тут стало страшно. Сама не ожидала, что испугается, но испугалась
- от неуверенности в том, удастся ли вернуться в свой размер и в  свой
мир,  мало  ли  что  случается?  Вдруг  останешься   крохотулей.   Два
лилипутика на всей планете - она и Аркаша, будут они  жить  в  коробке
из-под ботинок, выращивать тлей, бегать от  пчел,  смертельно  бояться
кота, а со всех сторон к ним будут приезжать  экскурсии,  смотреть  на
них сквозь специальные  увеличительные  стекла  и  протягивать  сквозь
решетку крошки  хлеба.  А  на  решетке,  конечно  же,  будет  надпись:
"Кормить  Алису  и  Аркашу  строго  запрещается.  У  них   из-за   вас
хроническое расстройство желудка". Мама будет приходить  каждый  день,
сидеть в сторонке и тихо плакать...
   Алисе стало так себя  жалко,  что  она  чуть  не  расплакалась.  Но
плакать было некогда -  Алиса  понимала,  что  как  только  уменьшение
закончится, надо бежать к Аркаше на выручку.
   Но когда оно  закончится?  Оказалось,  что  вокруг  нет  ни  одного
ориентира, по которому можно было бы догадаться, какого ты размера.
   К тому же свет совсем ослаб и неясно было - где верх, где низ,  где
выход. Что-то мягкое  и  громоздкое  мешало  смотреть  -  Алиса  стала
отталкивать эту груду материи, наткнулась на  здоровенную  железяку  -
хорошо еще, что тупую. Какой-то дурак подсунул сюда это  барахло...  И
тут же голова  сообразила:  какой  дурак  мог  подложить,  если  всего
несколько минут назад Алиса еле уместилась  в  эту  кабину,  сжимая  в
кулачке свое добро... Так это ее добро! Это ее плащ, меч  и  копье.  А
где же шоколад? Еще растает - хороша я буду, вся в шоколаде!
   Алиса расправила плащ - он был великоват, но не очень.  Можно  было
одеваться.
   Она быстро продела голову в отверстие - какая грубая ткань,  просто
дерюга!
   И меч... она подняла меч. Тяжелый, страшно неудобный. Как мог Пашка
так неаккуратно сделать рукоять - держать  невозможно!  "Ах,  какая  я
глупая! - подумала Алиса. - Я совсем забыла взять плащ, который  сшила
для Аркаши!"
   Ворча про себя, Алиса подобрала с пола пакет с  куском  шоколада  -
пакет еле вместился в карман,  пришитый  спереди  плаща.  Алиса  стала
похожа на маму-кенгуру.
   Раздался щелчок. Запах свежих огурцов пропал.  Высоко-высоко,  куда
уплыл пульт, что-то звякнуло. И тут  же  в  полу,  в  бывшем  сидении,
открылся люк - раньше его не было видно, и Алиса о нем забыла.
   Она подошла к люку - это был глубочайший колодец, к стене  которого
были приклеены скобы.
   - Эй! - крикнула Алиса вниз.
   Эхо отозвалось:
   - Э-э-э-эй...
   Как неудобно - и булавка, и меч, и пакет с шоколадом - так  никогда
не спуститься. А спускаться надо... давай посчитаем: высота от сидения
до земли примерно сорок сантиметров. Значит, десять раз мой теперешний
рост. Если сорвешься, костей не соберешь!
   Алиса легла на живот, опустила ноги вниз, нащупала пальцами скобу и
перенесла на нее вес тела. Потом подобрала  лежавшие  на  краю  меч  и
копье - тяжеленные железяки,  которые  всего  пять  минут  назад  были
такими маленькими, что приходилось  сжимать  их  в  кулаке,  чтобы  не
потерять.
   Алиса спускалась медленно - в одной руке меч и  булавка,  а  другой
она держалась за скобы. Пакет с шоколадом  в  кармане  страшно  мешал,
цепляясь за скобы... Она проклинала саму себя - надо  же  иметь  такую
садовую голову, кочан капусты, чтобы тащить  все  тяжести  с  собой  в
кабину, вместо того чтобы оставить их на земле у  выхода,  как  делает
любой нормальный человек!
   Когда  Алиса  поняла,  что  больше  не  сможет  сделать  ни  одного
движения, ей пришла в голову интересная мысль:  а  почему  она  должна
тащить эти жутко тяжелые железяки в руке и погибать  от  этого,  когда
тот же самый меч и булавка могут  отлично  путешествовать  вниз  своим
ходом. Придя к такому выводу, Алиса разжала пальцы,  и  ее  оружие  со
звоном и гулом, ударяясь о стенки колодца,  полетело  вниз,  и  вскоре
звон этот закончился громкими ударами - теперь меч и булавка ждали  ее
внизу.
   Остаток спуска превратился в легкую прогулку. Внизу  она  подобрала
оружие, которое  уже  не  казалось  таким  тяжелым.  Выход  из  кабины
открылся, как только Алиса подошла к нему. В глаза, отвыкшие от яркого
света, ударило солнце.
   Одним лилипутом на свете  стало  больше  -  Алиса  вошла  в  Страну
дремучих трав.


Глава 8. В поисках Аркаши





   Ощущение было невероятное. Даже обидно, что ей приходится  выходить
в этот мир при таких печальных обстоятельствах.
   Казалось,  что  даже  небо  стало  куда  выше.  Впрочем,  это  было
единственным, что связывало Алису с прошлым,  -  небо.  Больше  ничего
узнать было нельзя.
   И не в том дело, что одна вещь стала больше, а другая много  больше
- просто все стало настолько иным, что и сравнивать-то было не с чем.
   Алиса стояла возле гигантской  красной  с  белым  полосатой  башни,
которая  возвышалась  над   лесом,   вызывавшим   в   памяти   заросли
тропического бамбука, которые она видела в Индии.
   Эти растения  покачивались,  шевелились,  потому  что  были  лишены
твердых стволов, к тому же  они  кишели  различного  рода  существами,
большей частью небольшими, но среди них попадались и гиганты -  ростом
с Алису и даже больше.
   Алиса  отлично  понимала,  что  она  смотрит  на   заросли   травы,
окаймлявшие тропинку, но глаза отказывались верить,  что  трава  может
вымахать высотой в трехэтажный дом.
   Алиса как бы оказалась в  двух  мирах.  Первый  -  ее  память.  Она
помнила о том, как эта тропинка, как эта трава и даже кабина  выглядят
с точки зрения обыкновенного человека.  Но  совсем  иное  рассказывали
Алисе ее глаза.
   Вот  узкая  тропинка.  Как  странно  было  слышать,  когда   Аркаша
жаловался, что на ней - острые камни. И  в  самом  деле  мягкая  земля
оказалась состоящей из  различного  размера  камней,  семян,  веточек,
сосновых иголок, устилавших тропинку. А вот бежит  существо  ростом  с
небольшую собаку - с громадной сверкающей головой и короткими жвалами.
Оно шевелит усами и враждебно смотрит  на  Алису:  вот-вот  кинется  в
атаку. Алиса отступила и подобрала  с  земли  меч.  Ведь  эта  злобная
собака - рыжий лесной муравей, который больно  кусает  больших  людей.
Каково же от такого укуса будет Алисе?
   Она наклонила копье-булавку и замерла. Муравей посмотрел  на  него,
потом, наверное, решил, что у  Алисы  такое  жало,  нехотя  побежал  в
сторону и скрылся в стене травянистых деревьев.
   "Ну хорошо,  осматриваться  будем  потом,  -  сказала  себе  Алиса.
Сколько уже прошло времени с тех пор, как пропал Аркаша?  Может  быть,
целый час. Теперь у нее нет часов - придется разбираться по солнцу".
   Громадная тень закрыла небо. Повернув копье острием к  небу,  Алиса
по острым камням кинулась с дороги.
   Она думала, что это - птица. Но  оказалось  всего-навсего  бабочка,
которая спустилась подивиться Алисой. Красивая бабочка-адмирал. Голова
у нее, как голова Алисы, только глаза в несколько раз больше.
   Понимая, что стоять на тропинке - значит привлекать к себе внимание
жителей травяного леса, Алиса побежала,  поджимая  пальцы  ног,  чтобы
меньше резало  камешками,  к  изгороди,  которая  поднималась  спереди
высокой зеленой стеной, будто обрывом гигантской горы.
   Алиса знала, что до изгороди двадцать метров, но теперь  ее  шаг  -
сантиметр, значит, путь удлинился до  двух  километров.  Да  еще  надо
миновать несколько метров до коробки.
   И какой же дурак поставил коробку так далеко от кабины?  Все  из-за
этого прудика!
   Алиса семенила к изгороди, а та приближалась так  медленно,  словно
до нее было километров сто. К  тому  же  все  время  приходилось  быть
настороже. А это даже к лучшему - некогда думать о камнях и палках.
   Один раз к ней спикировала стрекоза, потом  Алиса  встретила  сразу
десяток муравьев, но они, к счастью, не обратили на нее внимания.
   Наконец она добралась до изгороди. Та нависала над  ней  миллионами
листьев, каждый из которых мог  бы  послужить  Алисе  одеялом.  Листья
поднимались к небу, к самым облакам, хотя Алиса в то же время  отлично
помнила, что живая изгородь, окружавшая дачу Сапожковых, высотой  чуть
больше метра.
   За  изгородью  тропинка  почти  пропала  среди  густых   бамбуковых
зарослей, и камни на ней стали крупнее и острей  -  так  что  пришлось
идти по обочине.
   Алиса остановилась и перевела дух. Идти оставалось немного -  белые
стены здания без окон были видны сквозь зеленые  стволы.  Хорошо,  что
она  знает  -  это  коробка  из-под  ботинок.  Иначе  никогда  бы   не
сообразила, кто и почему воздвиг здесь такое странное сооружение.
   Ноги уже были изрезаны камнями, но Алиса  все  же  продолжала  идти
вперед. Она опиралась на  копье  и  волочила  за  собой  меч,  который
хотелось бросить, но нельзя, неизвестно еще, с кем придется сражаться.
   Стена коробки нависла над Алисой. Теперь  надо  было  обогнуть  ее,
чтобы отыскать вход. А ведь недавно она глядела на эту коробку сверху,
даже снимала с нее крышку одной рукой,  без  всякого  усилия...  Алиса
дотянулась до стены и постучала в нее. Стена была  толстой,  неровной,
сплетенной из крупных волокон.
   Еще несколько шагов, и можно будет отдохнуть...
   Алиса завернула за угол и увидела, что возле входа в коробку  сидит
на  задних  лапах  гигантское  существо,  более   всего   напоминающее
ископаемого ящера.
   Заостренная, вытянутая вперед морда  была  плотоядно  направлена  в
сторону Алисы - видно, чудовище почуяло ее заранее.
   Черные глаза чудовища ярко сверкали. Они были невелики по сравнению
с  мордой,  покрытой  толстой  щетиной.  Круглые,  метровые  уши  чуть
шевелились,  прислушиваясь  к  Алисиным   движениям,   могучие   лапы,
оканчивающиеся  страшными  саблями  когтей,  способных  одним   ударом
разорвать Алису пополам, легко несли на себе  округлое  крепкое  тело,
высотой в слона, но куда более массивное.  Спина  и  бока  ящера  были
покрыты могучими  копьями  -  тысячи  острых  концов  торчали  во  все
стороны, готовые вонзиться в невинного странника.
   Алиса от неожиданности замерла, прижавшись спиной  к  стене  белого
дома, и усталой рукой  приподняла  копье-булавку,  понимая,  насколько
слабо ее оружие против этого гиганта.
   Гигант сморщил подвижный мокрый нос, фыркнул и вместо  того,  чтобы
наброситься на Алису, отступил на шаг, развернулся и неуклюже  кинулся
наутек.
   И только глядя ему вслед, Алиса  поняла,  что  ее  перепугал  самый
обыкновенный ежик, а она, в свою очередь, еще  больше  испугала  этого
храбреца.
   Как же Алиса могла не узнать ежа?  И  тут  же  она  поняла  -  ведь
никогда еще ей не приходилось  смотреть  на  него  снизу,  никогда  не
приходилось встречать ежика, который в  несколько  раз  больше  ее,  у
которого каждая иголка ей по пояс, а носик  -  не  меньше  ее  головы.
Попробуйте хотя  бы  мысленно  увеличить  невинного  ежика  до  такого
размера и потом посмотрим, кто из нас куда убежит...
   Глядя вслед ежику, Алиса не смогла  даже  обрадоваться  -  так  она
устала. И ноги заболели вновь. Она перевалилась через высокий  порожек
коробки и без сил растянулась на твердом полу.
   Наверное, от усталости, боли и  пережитого  страха  Алиса  впала  в
какое-то забытье - словно  задремала.  Но  ненадолго.  Как  только  ее
дыхание стало реже и сердце перестало трепыхаться, она села  и  первым
делом поглядела, что у нее со ступнями.
   Оказалось - ничего страшного. Правда, они были исцарапаны, в  одном
месте даже сочилась кровь - но все это пустяки.
   Алиса поднялась и стала осматриваться.
   Вокруг все разгромлено, перевернуто. Кто-то чужой неожиданно  напал
на Аркашу. Почему Аркаша позволил этому врагу проникнуть внутрь  дома?
Не  ждал  опасности?  Удивился,  но  не   испугался?   Иначе   бы   он
воспользовался браслетом, который Алиса нашла на полу.  Браслет  связи
был поломан, будто его нарочно растоптали.
   Алиса подняла его -  ремешок,  которым  он  крепился  к  руке,  был
разорван. Представьте себе кошку или крысу,  даже  очень  большую,  но
зачем ей срывать браслет с руки Аркаши и топтать его?
   Конечно, ответ на это у Алисы был.  Всегда  есть  что  ответить  на
подобный вопрос: "Это получилось случайно".
   Ведь случайности бывают такие нелепые и немыслимые, что нарочно  не
устроишь.
   Алиса голову могла дать на отсечение, что Аркаша сражался - это она
увидела еще сверху. Теперь она могла увидеть следы сражения  с  другой
точки зрения, будто была его участницей.
   Она  обошла  всю  коробку  в  надежде  увидеть  какой-нибудь  знак,
оставленный Аркашей. Записку или предмет,  значение  которого  понятно
лишь друзьям, но ничего такого не увидела.  Да  и  понятно:  тот,  кто
напал на Аркашу, действовал быстро и решительно.
   Честно говоря, когда Алиса обыскивала  коробку,  больше  всего  она
боялась увидеть пятна крови. Ведь, если на Аркашу напал хищник, он мог
его и сожрать.  А  если  он  его  сожрал,  то  бесследно  сделать  это
невозможно - что-то, да останется.
   Но крови в коробке не было - это означало, что враг выволок  Аркашу
наружу и потащил к себе в берлогу.
   Значит, остается надежда, что Аркаша жив.
   Если так, то надо думать, куда его могли потащить.
   Алиса осмотрела пол возле входа. И хоть  там  было  натоптано  -  и
Аркашей, и самой Алисой, но ей показалось, что она видит и чужие следы
- продолговатые, расширяющиеся спереди и узкие  сзади.  Как  будто  их
оставил маленький утенок, надевший ботиночки.
   Какое животное или насекомое могло оставить такие следы? Причем  не
два, не три - таких следов было немало. Многоножка?  Но  разве  у  нас
водятся такие большие и агрессивные многоножки?
   Надо идти по следам.
   Но тут же Алиса сообразила, что  прежде  чем  пускаться  в  дорогу,
следует что-то придумать с  обувью:  босиком  по  этой  стране  бегать
нельзя. Алиса разворошила постель Аркаши, вытащив  из  нее  два  куска
ваты, которая оказалась грубой массой толстых волокон, затем примотала
вату к ногам. Конечно, такие ватные подошвы будут  недолговечными,  но
на первое время они помогут.
   Выйдя из коробки, Алиса внимательно оглядела землю у входа  в  нее,
стараясь не затоптать следы. Многочисленные утиные следы  вели  вправо
по берегу прудика.
   Алисе удалось увидеть среди этих следов и следы  человеческие.  Это
ее обрадовало  -  значит,  Аркаша  шел  своими  ногами,  может,  и  не
добровольно, но самостоятельно. Его не съели, а взяли в плен...
   "Ну что за чепуха лезет мне в голову? - подумала Алиса. - Какой еще
плен? Мы с Аркашей единственные разумные существа  в  Стране  дремучих
трав!"


Глава 9. В плену у лилипутов





   Сначала Алиса шла  быстро.  Правда,  ватные  лапти  были  не  очень
удобными, и веревки, которыми они были примотаны к ногам, резали икры,
но все равно ей было несравнимо лучше, чем раньше.
   Тропинка кончилась большим овальным  углублением.  Алиса  не  сразу
догадалась, что это ее собственный след, оставленный здесь час  назад.
Перед этим углублением утиные следы и след Аркаши свернули в  травяные
джунгли. Дальше идти стало труднее, потому  что  стебли  травы  стояли
тесно, порой переплетаясь. Здесь было  куда  жарче,  чем  на  открытом
воздухе, по траве ползали различные  тли,  блохи  и  другая  насекомая
мелочь, которая мелочью для Алисы не была: когда тля размером с кулак,
а червяк тебя длиннее, то лучше вовсе не сравнивать.
   В большинстве случаев насекомые были  заняты  своими  делами  и  на
вторжение Алисы не обращали внимания, а те,  что  поменьше,  старались
убраться с ее  пути.  Но  один  назойливый  жук  неизвестно  с  какими
намерениями вздумал гоняться за  Алисой.  У  него  были  длинные  усы,
закрученные так залихватски,  словно  это  был  не  жук,  а  старинный
полководец Буденный, который только что слез с боевого коня.
   Алиса выставила копье,  и  жук  замер,  уткнувшись  лбом  в  острие
булавки. Но как только Алиса опустила оружие, он тут же снова  кинулся
к ней.
   В иной ситуации Алиса бы от него убежала,  но  сейчас  она  боялась
потерять следы, и ей приходилось отбиваться.
   Это жука страшно рассердило.
   В очередной раз наткнувшись на копье, он поднялся на  задние  лапы,
отвел усищи назад и брызнул в Алису желтой жидкостью. Отскочить она не
успела - слишком нападение  было  неожиданным,  только  отклонилась  в
сторону.
   И,  о  ужас!  Часть  жидкости  попала  ей  на  плечо  и  локоть,  и
отвратительный запах, наполнивший заросли, словно приклеился к ней.
   А жук, торжествуя, не спеша  отправился  прочь.  Даже  ни  разу  не
обернулся.
   Алиса побрела дальше. В этой жаре запахи усиливались, и, как назло,
нигде не видно воды, чтобы умыться.
   Ладно, надо терпеть - это не самое большое горе.
   Постепенно стало темнее. Подняв  голову,  Алиса  увидела,  что  над
травяными  бамбуковыми  джунглями   навис   зеленый   потолок.   Алиса
вспомнила, что за коробкой, если пройти небольшую лужайку,  начинается
густой кустарник, который ей сейчас кажется высочайшим лесом.
   Здесь, в тропической чаще, царил зловещий полумрак. Высоко  в  небе
перекликались невидимые птицы, травяные джунгли росли здесь кущами,  и
чем дальше уходила Алиса в глубь чащи, тем влажнее  становилась  почва
под  ногами  и  чаще  встречались   моховые   деревья   и   гигантские
лишайники...
   Следы Аркаши и  его  врагов  были  видны  отчетливо  там,  где  они
пересекали участки голой влажной земли. Так что  Алисе  было  нетрудно
идти по следам.
   Один раз пришлось  задержаться  -  дорогу  ей  неспешно  пересекала
большая гусеница. Она  была  составлена  из  двух  десятков  блестящих
желтых  бочек,  каждая  из  которых   покоилась   на   двух   толстых,
заканчивающихся когтями, коротких ногах. И когда гусеница  подтягивала
хвост и, сжимаясь, поднимала дугой среднюю  часть,  ножки  топорщились
высоко над головой. Наверное, и в  обычной  жизни  эта  гусеница  была
велика, а  тут  она  представлялась  королевой  гусениц.  В  ней  была
своеобразная  красота  и  тупость,  направленная  лишь  на  то,  чтобы
порадовать собственный желудок, набить все бочки едой. Алису  гусеница
даже не испугала. Алиса стояла довольно близко от нее, но, конечно же,
гусеница, спешившая сменить столовую, не обратила на несъедобную с  ее
точки зрения Алису никакого внимания.
   Алиса так загляделась на гусеницу, что пропустила тот момент, когда
из чащи вышел человек и окликнул ее на непонятном языке.
   Она даже зажмурилась, потом протерла глаза.
   Но ничего не изменилось: между двух травяных стволов стоял  человек
чуть больше Алисы ростом, одетый в черный костюм, с какой-то блестящей
штукой в руке - может, даже пистолетом, и говорил, обращаясь к ней.
   - Ну и дела! - сказала Алиса. - Вот никогда не думала, что на Земле
есть еще неоткрытые племена.
   Человек крикнул тонким злым голосом.
   - Неужели Аркаша у вас в руках? - спросила Алиса.
   И в этот момент ее кто-то больно ударил сзади по голове.
   От неожиданности Алиса выронила копье и схватилась за голову.
   Обернувшись, она увидела улыбающееся жестокое лицо - и  тут  же  ее
ударили в висок.
   - Еще чего не хватало! - воскликнула Алиса. Она развернулась и  как
следует дала сдачи бандиту. А так как тот, видно, не привык, чтобы ему
отвечали, он ахнул и сел на землю.
   - Кто еще? - спросила Алиса.
   Но тут она поняла, что  шутки  с  жителями  травяных  лесов  плохи.
Мужчина, стоявший перед ней,  поднял  пистолет.  Раздался  выстрел,  и
травинка у самой головы Алисы резко покачнулась, пробитая пулей.
   Алиса не стала ждать следующего выстрела, а кинулась  в  чащу.  Она
забилась в бурелом сухой травы, надеясь, что ее не увидят.
   Вокруг слышен был шорох, негромкие голоса, шаги, треск сучьев -  ее
искали.
   Алиса неподвижно сидела на корточках.
   Шаги приближались. Алиса почувствовала, что к  ее  укрытию  подошло
несколько человек. Она старалась не дышать.
   - Эш! - раздался совсем близко крик.
   "Это ко мне не относится", - успокоила себя Алиса.
   Совсем  рядом  засмеялись.  Потом  сквозь  траву  и   сухие   ветви
протянулся острый клинок и легонько ткнул Алису в плечо.
   - Э-э-э-э-ш-ш-ш-ш! - протянул другой голос.
   Другие снова засмеялись.
   Алиса поняла, что ее разыскали, и попыталась рвануться назад.
   Но тут же спиной наткнулась на другой острый клинок.
   - Ладно, - сказала Алиса. - Я сдаюсь.
   Она медленно поднялась, так чтобы ее видели, вышла из зарослей.
   - Та-тара, - сказал мужчина с мечом и пистолетом в руке.
   Он показал на пояс Алисы.
   Господи, а она совсем забыла! На поясе висел выкованный Пашкой меч.
   Алиса вытащила его. Перед ней стояло уже человек шесть-семь, все  в
темных костюмах, с саблями и пистолетами - серьезный народ.  Некоторые
в касках с длинными козырьками, так что глаза скрывались в темноте,  и
это было неприятно.
   Алиса бросила меч на землю. Он косо вошел в мокрую почву.  Один  из
нападающих с трудом вытащил его  и  попытался  поднять.  Меч  был  ему
тяжел. Странно - взрослые мужчины, кажутся нормальными, а  ведь  Алиса
поднимала меч без труда. И тогда же Алиса обратила внимание на то, что
те люди двигались чуть  замедленно  и  как-то  неуверенно,  будто  они
ходили под водой, когда тебе каждый шаг дается с дополнительным трудом
оттого, что надо преодолеть сопротивление воды.
   Один из них, в каске, козырек которой лежал на носу, и  оттого  ему
приходилось закидывать голову, чтобы  увидеть  Алису,  указал  на  нее
пальцем и произнес  небольшую  речь,  которую  Алиса,  разумеется,  не
поняла и  даже  пожалела,  что  рядом  нет  Аркаши  с  его  гениальной
способностью понимать и мгновенно выучивать новые языки. Аркаша  любил
повторять: "Трудно выучить первый язык.  Второй  -  дается  с  немалым
трудом. В третьем ты уже встречаешь кое-что знакомое, а  двадцатый  ты
знаешь заранее - надо только выяснить мелкие детали".
   Алиса, как и каждый человек в двадцать первом веке, знала, конечно,
несколько земных языков, говорила на космолингве, могла объясниться на
Паталипутре и среди брастаков. Но способности  к  языкам  у  нее  были
самые средние.
   - Вы откуда? -  спросила  Алиса  на  космолингве,  после  того  как
человек с козырьком закончил речь.
   - Это тебя  не  касается!  -  ответил  человек  в  каске.  Так  что
оказалось, языкового барьера не существует.
   - Пошли! - крикнул бандит.
   Когда они пошли, Алиса обратила внимание, что на ногах у  них  были
непривычной формы  короткие  сапоги,  ступни  которых  расширялись,  и
оттого следы получались похожими на утиные.  Алиса  уже  и  без  этого
поняла, что Аркаша попал  в  плен  к  этим  существам,  а  теперь  она
убедилась в этом окончательно.
   Вокруг становилось  все  темнее  -  они  все  более  углублялись  в
кустарник. Когда-то на этом месте  стоял  домик,  но  он  давным-давно
сгорел, остатки балок и кирпичей заросли бурьяном, потом на этой почве
поднялись кусты и росли они так густо, что не дали  там  приняться  ни
одному дереву.
   За те несколько минут, пока они двигались к центру зарослей,  Алиса
догадалась, что встретилась  с  инопланетянами.  Во-первых,  нигде  на
Земле нет людей такого размера, как эти. Еще можно с трудом допустить,
что  миниатюрные  дикари  сохранились  в   каком-нибудь   непроходимом
тропическом лесу Амазонки. Но эти-то были не дикари!  Они  облачены  в
мундиры, шлемы, у них не только сабли, но и  пистолеты.  А  для  того,
чтобы сделать пистолет, надо,  по  крайней  мере,  изобрести  порох  и
научиться плавить металлы. А этого в джунглях Амазонки, а тем более  в
джунглях Подмосковья не может случиться.
   Встречу с инопланетянами вряд ли можно было назвать  дружественной.
Лет сто назад какой-нибудь писатель-фантаст обязательно написал  бы  о
том, как приятно встречаться с братьями по разуму, как они  любят  нам
помогать. Но у Алисы был большой жизненный опыт, и она  знала,  что  в
космосе живут самые различные  цивилизации  -  и  добрые  и  жестокие.
Конечно же, существует  Галактический  совет,  который  разбирает  все
случаи нападений,  недоразумений,  грабежа  и  стычек.  Но  порой  суд
запаздывает, а патрульный крейсер,  который  должен  навести  порядок,
прилетает слишком поздно.
   Алиса вышла на  небольшую  прогалину  в  зарослях.  На  невероятной
высоте ее сплошным шатром перекрывали зеленые листья, но  внизу  росли
совсем небольшие кусты - они и скрывали космический  корабль  незваных
гостей. Конечно же, космический корабль!
   Корабль был неплохо замаскирован. Его не увидишь, пока не подойдешь
вплотную. Он представлял собой пирамиду со стесанными углами,  вершина
которой поднималась...  Алиса  затруднялась  сказать,  насколько,  но,
наверное, не ниже,  чем  на  высоту  десятиэтажного  дома.  Только  не
настоящего десятиэтажного дома, а такого,  в  котором  могла  бы  жить
миниатюрная  Алиса.  То  есть,  если  перевести  размеры   корабля   в
нормальные сантиметры, высотой он был примерно в полметра.
   Навстречу Алисе открылся люк, и оттуда вышло еще несколько  человек
в черных мундирах. Они заговорили с теми,  кто  привел  Алису.  О  ней
самой на минуту забыли, зато заинтересовались мечом, который притащили
к кораблю двое мужчин покрепче. Инопланетяне цокали  язычками,  ахали,
спорили, стучали пальчиками по клинку...  Затем  из  корабля  выскочил
худой человек - весь мундир в  нашивках  и  позументах  -  и  закричал
что-то на непонятном Алисе языке.
   Алису повели внутрь корабля. Если  снаружи  он  был  сильно  избит,
исцарапан,  обожжен,  очевидно,  от  долгого  путешествия,  то  внутри
корабль оказался страшно скучным и пустынным. Серые  стены  коридоров,
темно-серые люки, круглые одинаковые лампы под потолком.  Эта  картина
оживлялась лишь надписями и хулиганскими картинками, выцарапанными  на
стенах. Будто на корабле  летали  испорченные  дети.  Через  несколько
шагов коридор расширился - вверх вел неподвижный эскалатор. Алиса  шла
покорно, ведь каждый шаг, как она надеялась, приближал ее к Аркаше.
   ...Снова короткий коридор, который  оканчивается  нишей,  забранной
решеткой. За решеткой на полу сидит Аркаша в лохмотьях,  что  остались
от набедренной повязки. Перед ним кучка  палочек.  С  внешней  стороны
решетки стоят две девушки  в  длинных  сиреневых  платьях.  Они  очень
внимательно смотрят на Аркашу и что-то записывают в  блокноты.  За  их
спинами - толпа инопланетян, смолкшая при появлении Алисы.
   - Эй, Аркаша! - воскликнула Алиса. - Наконец-то я тебя нашла!
   Аркаша оторвался от палочек, вскочил, придерживая  руками  повязку,
кинулся к  решетке,  но  вместо  того,  чтобы  обрадоваться  появлению
подруги, рассердился:
   - Еще чего не хватало!  Ты  зачем  пришла?  Ты  понимаешь,  как  ты
рискуешь?
   - Аркаша, значит я не должна была обращать внимания на то,  что  ты
пропал? А вдруг это Мордашкин? И он тебя нечаянно придушил?
   - При чем тут Мордашкин! - сказал Аркаша. -  Мне  удалось  отыскать
неизвестную мини-цивилизацию. Это  открытие  галактического  масштаба!
Потребовались вся моя деликатность и дипломатичность, чтобы наладить с
ними контакт. И как только что-то начало получаться, появляешься ты!
   - Значит, это не они тебя поймали, а ты их нашел?
   - Разумеется! Я им поддался! - ответил Аркаша  в  традициях  нахала
Гераскина.
   Они разговаривали через решетку, как будто рядом  никого  не  было.
Это хозяевам корабля надоело.  Алису  стали  подталкивать  к  решетке.
Распахнулась железная дверь...
   -  Только  не  сопротивляйся,  -  предупредил  Аркаша.   -   Ничего
страшного. Они прилетели сюда завоевать Землю и поработить  нас  всех.
Сначала нас с тобой изучат, как местных туземцев. Это очень интересно!
   - Ты хочешь, чтобы меня считали дикой женщиной?
   - Совершенно дикой.
   - А потом покорили?
   - Я не думаю, что им удастся нас покорить, но как  интересно,  если
они попробуют это сделать!
   - Но это невозможно!
   - Тебе так кажется, а  им  -  иначе.  Они  думают,  что  мы  все  -
лилипуты.
   Алису грубо затолкнули в клетку. За решеткой собралось уже  человек
двадцать, они шумно  обсуждали  пленников,  один  из  людей  в  темном
мундире даже показал Алисе кусок хлеба.  Остальные  засмеялись.  Кусок
хлеба влетел в клетку и упал к ногам Алисы.
   - Вот это мне не нравится, - сказал Аркаша. Он  нагнулся,  подобрал
кусок с пола и ловко запустил им в  того,  кто  смеялся  громче  всех.
Обиженный схватился за саблю, принялся  вопить,  остальные  засмеялись
еще громче, точно так же,  как  смеется  толпа  грубых,  невоспитанных
зрителей в зоопарке, когда верблюд плюнет в самого нахального зрителя.
   Раздался пронзительный звонок - хоть уши затыкай.
   - Что это? - удивилась Алиса.
   Аркаша пожал плечами.
   - Я тут всего час сижу, а может, и того  меньше.  При  мне  еще  не
звонили.
   Он сделал  шаг  к  решетке  и  стал  прислушиваться  к  оживившимся
лилипутам.
   - Ясно, - сказал он наконец, - звонят к  обеду  и  это  для  них  -
святое. К тому же они соскучились жевать сухари и консервы, а  сегодня
их кормят свежей едой. Им не терпится ее отведать.
   Оживленно разговаривая, зрители ушли. Остались лишь  две  фигуры  в
сиреневых платьях до пола.
   - Это ученые дамы, - сказал Аркаша. - Им уходить нельзя,  они  меня
изучают. Младшие научные сотрудники без степени.
   - Как это изучают? - спросила Алиса.
   - Очень просто. Видишь эти палочки? Я их должен складывать. Если  я
буду хорошо складывать - получу конфетку. Плохо - убьют!
   - Аркаша, что ты говоришь!
   - Я бы мог у них спросить подтверждения, - сказал Аркаша, - но  мне
не хочется открывать карты. Пускай они думают, что мы дикие люди и  не
понимаем их языка. Пускай они нас не стесняются...
   - Эй! - приказала одна из девиц, показывая на палочки, разбросанные
на полу перед Аркашей.  Вторая  кинула  еще  пригоршню  палочек  перед
Алисой.
   - Думай, Алиса, думай, - сказал Аркаша. - Если ты  сможешь  сложить
из этих палочек квадрат, тебе дадут поесть. Ты голодная?
   - Да ты что! Я же недавно завтракала.
   - Счастливая. А мне завтрак только снится.
   Девицы защебетали, торопили пленников.
   - Велят думать, - сказал Аркаша.
   - Как же я  забыла!  -  воскликнула  Алиса.  -  Все  случилось  так
неожиданно, что я забыла про шоколад.
   - Шоколад?
   - Я тебе принесла шоколаду, - сказала Алиса.
   Она вытащила из кармана в плаще пакет с комком шоколада.  От  этого
военные девицы вообще пришли в крайнее негодование.  У  одной  из  них
была палка - она просунула палку в решетку и  норовила  дотянуться  до
Алисы. Алиса передала шоколад Аркаше.
   - Никогда в жизни еще не видел такого большого  куска  шоколада,  -
заявил он.
   Аркаша  вгрызся  в  шоколад,  а  девицы  опомнились   и   принялись
требовать, чтобы он занимался делом.
   - У меня обеденный перерыв! - сказал Аркаша.
   Девицы ответили взрывом негодования.
   - А ты им дай по шоколадке, - сказала Алиса.
   - А не жалко?
   - Разве можно жалеть что-нибудь для девочек? - удивилась Алиса.
   - Ты права, у них с шоколадом перебои.
   Аркаша отломил кусок шоколада и,  разделив  его  пополам,  протянул
сквозь решетку. Шоколад уже подтаял и пачкал пальцы.
   Одна девушка отшатнулась от страшного оплывшего коричневого  куска,
а Аркаша весело сказал:
   - Эй, гляди, я ем и до сих пор живой!
   Вторая девица, на вид постарше,  протянула  палец,  мазнула  им  по
куску, потом поднесла к носу, долго нюхала, а ее товарка  смотрела  на
нее, отставив ладонь с куском шоколада.
   Наконец старшая девица не выдержала, лизнула... еще раз лизнула.
   И вдруг  совершила  неожиданный  поступок:  быстрым  движением  она
выхватила кусок шоколада у младшей и начала запихивать его в рот.
   Младшая запищала, не сразу поняла, что же произошло. Потом облизала
свои пальцы и поняла, чего же она лишилась!
   Она кинулась на напарницу, стала  вырывать  из  ее  рук  подтаявший
шоколад, та спешила запихнуть остаток его в рот, а младшая совала ей в
рот пальцы, стараясь выцарапать сладкую массу.  Старшая  кусалась,  но
кусаться и одновременно жевать шоколад - это ой как трудно!
   - Может, им еще дать? - спросила Алиса.
   - Не надо баловать. Они же дикие  люди.  Они  еще  сильнее  захотят
завоевать Землю, чтобы есть шоколад от пуза.
   - Это очень наивно.
   - Для нас - да. Для них - нет.
   Военные девицы долизывали шоколад.
   Они  опьянели  от   шоколада,   глаза   стали   мутными,   движения
неуверенными.
   В таком виде их и застал офицер, который явился с проверкой.
   С первого взгляда он понял, что пленники  делом  не  занимаются,  а
девицы находятся в каком-то странном состоянии.
   Не тратя времени понапрасну, начальник начал кричать  на  девиц,  а
они только отмахивались от него, под влиянием шоколада начисто забыв о
военной выправке и дисциплине.
   Офицер решил проверить, что же произошло на самом деле, и  приказал
Аркаше откусить и сжевать кусочек  подозрительного  вещества.  Военные
девицы  глядели,  как  Аркаша  жует  шоколад  и  стонали  от   желания
продолжить пир, хотя и были полны шоколадом по уши.
   Увидев, что Аркаша остался жив, офицер  тоже  откушал  шоколада.  В
отличие от девиц, он был человечек дисциплинированный, смог оторваться
от лакомства и, забрав остаток шоколада,  покинул  помещение.  Ушли  и
перекормленные девицы.
   - Времени у нас мало, - сказал Аркаша.
   - Надо бежать, - сказала Алиса.
   - Плохое Пашкино воспитание, - сказал Аркаша. - Чуть  что  -  сразу
бежать, хватать, стрелять, принимать меры.
   - А ты что предлагаешь?
   - Я, как всегда, предлагаю думать, - ответил Аркаша. -  Я  убежден,
что сейчас убегать куда опаснее, чем оставаться.

Категория: Кир Булычёв

Самые популярные сказки:
Про какашку. (Андрус Кивиряхк, «Какашка и весна»)
Серая Звездочка
Русачок
Два брата
Случайные сказки:
1000 и 1 ночь: О быке с ослом
Два брата
Здравомысленный заяц
Затейники

Издательство сказок
сказки про вашего ребенка
Сказки про Вашего ребенка!
Книга составляется на заказ и печатается в единственном экземпляре! Никакая книга не заинтересует малыша так, как книга про него самого. Это подарок который полюбится сразу и будет любим долгие годы. А хорошие сказки помогут воспитать в вашем ребёнке хорошего человека!
ВАЖНО!
Заказывая Книгу о Вашем ребенке с нашего сайта и используя промо-код UK320, Вы получаете СКИДКУ в $10!!
Заказать книгу сказок..>>

Наша кнопка
Сказки про Код кнопки:
картинки футболок и маек
наверх страницы
Copyright skazkapro.net © 2011-2018 Представленные на сайте материалы взяты из открытых источников и опубликованы в ознакомительных целях. Авторские права на произведения принадлежат их авторам.