Все сказки на skazkapro.net

Раздела сайта
Аксаков Сергей Тимофеевич
Андерсен Ганс Христиан
Афанасьев Александр Николаевич
Бажов Павел Петрович
Гаршин Всеволод Михайлович
Горький Максим
Гримм братья
Ершов Пётр Павлович
Жуковский Васиилий Андрееевич
Заходер Борис Владимирович
Родари Джанни
Кир Булычёв
Крылов Иван Андреевич
Маршак Самуил Яковлевич
Носов Николай Николаевич
Перро Шарль
Пушкин Александр Сергеевич
Роулинг Джоан
Салтыков-Щедрин М. Е
Сутеев Владимир Григорьевич
Толстой Алексей Николаевич
Толстой Лев Николаевич
Успенский Эдуард Николаевич
Харрис Джоэль Чандлер (сказки дядюшки Римуса)
Чуковский Корней Иванович
Шварц Евгений Львович
Реклама
Поздравления детям

Главная » Авторы сказок » Кир Булычёв

Сказка "Лиловый шар: глава 11-13"

11. Схватка на космодроме


     После  того как связь с кораблем "Чумароза" прервалась, на
космодроме  поднялась   тревога.   Посудите   сами:   к   Земле
приближается   корабль,   неизвестно  почему  примчавшийся  без
предупреждения. Корабль  выходит  на  связь,  и  нервный  голос
сообщает,  что  Земле  грозит  смертельная  опасность,  а потом
начинает  нести  чепуху  о  двадцати  шести   тысячах   лет   и
космических пришельцах. После чего связь вообще прерывается.
     Поэтому   приборы   диспетчерской   службы  начали  искать
корабль, а когда засекли его в районе Луны, тут же взяли его  в
гравитационную сеть, отключили его двигатели и осторожно повели
к  посадочной  площадке  на  пустынном  атолле  посреди  Тихого
океана.
     Когда  корабль  появился  на  экранах  диспетчерской,   он
казался  совершенно  нормальным. Никаких следов повреждений. Но
его рация продолжала загадочно молчать.
     Корабль послушно опустился на бетонное поле космодрома.
     К месту посадки подлетели все спасательные машины, которые
были на космодроме. "Скорые помощи" замерли  у  люка,  пожарные
машины  нацелили  на  корабль наконечники шлангов, радиационные
контролеры закружились вокруг. А в самой большой машине  вместе
с  диспетчером космодрома прилетел профессор Смит, крупнейший в
мире  специалист  по  космическим  психозам.  Его  вызвали   из
Австралии.  Ждать пришлось недолго. Как только люк открылся, из
него выскочили: Высокий, худой  взлохмаченный  мужчина  средних
лет с металлическим контейнером в руке.
     Невероятное  существо, похожее сразу на слона и осьминога,
с множеством глаз и  акульими  зубами.  Девочка  лет  десяти  в
красном   комбинезоне.   Все   трое  кинулись  к  диспетчеру  и
профессору Смиту, которые только-только успели вылезти из своей
машины.
     -- Скорей! -- закричал  первый  из  космонавтов,  то  есть
профессор Селезнев. -- Где биологи и медики? Я привез контейнер
с самым страшным вирусом, который когда-либо знала Вселенная!
     -- Что  же  вы  медлите!  -- зарычало существо, похожее на
слона и осьминога. Это был милейший  археолог  Громозека.  Лишь
девочка Алиса ничего не сказала. -- Спокойно! -- заявил главный
диспетчер.  --  Без паники! Сначала вас всех осмотрит профессор
Смит, потом пройдете карантин. А потом уже  расскажете  все  по
порядку.
     -- Некогда,  --  ответил профессор Селезнев. -- Сначала вы
пустите меня к видеофону, а потом будете  исследовать,  сколько
вздумается.
     Он  было  бросился бежать к диспетчерской, но космо-роботы
преградили ему дорогу.
     -- Тупицы! -- закричал  Громозека,  --  Самоубийцы!  Беги,
Селезнев. Я их задержу.
     Он принялся разбрасывать в разные стороны роботов, которые
не ожидали такого нападения, да и вообще не знали, что делать с
разумным  существом, которое дерется. Диспетчер и психиатр Смит
бросились к своей машине и спрятались  в  ней.  Оттуда  донесся
голос диспетчера:
     -- Теперь уже, к сожалению, нет сомнения в том, что экипаж
"Чумарозы" сошел с ума.
     -- Вы  правы, -- откликнулся профессор Смит. -- Мои первые
наблюдения это подтверждают. Придется их изолировать.
     Диспетчер нажал кнопку на пульте своей машины, и  летающие
роботы  сверху  мгновенно  опустили тонкую сеть, которая начала
опускаться на Селезнева. -- В сторону! -- воскликнула Алиса. Но
было поздно. Сеть уже окутала их как  паутиной.  --  А  сейчас,
дорогие  друзья,  --  сказал  осмелевший профессор Смит, -- вас
отвезут ко мне в клинику.  Вы  не  волнуйтесь.  Вас  обследуют,
дадут успокаивающие средства...
     -- А  Земля  между  тем  погибнет?  --  спросил  Громозека
грозно. -- И вы поднимете меч на свою жену? И ваша теща задушит
ваших детей?
     Он начал рваться в паутине, но она держала его крепко.
     -- Очень  сложный  случай,  --  сказал  профессор  Смит  и
почесал   переносицу.  --  Честно  говоря,  я  никогда  еще  не
сталкивался  с  таким  острым  психозом.  А  ну-ка...  ----  он
серьезно  поглядел  на  Алису  и  спросил:  -- Девочка, ты тоже
думаешь, что Земле угрожает смертельная опасность?
     Алиса  на  секунду  задумалась.  Что  ему  ответить?  Если
сказать, что отец и Громозека правы, то ее тоже сочтут больной.
А  если  сказать,  что  они  больные, то ее отпустят, но отца с
Громозекой наверняка упекут в больницу. А может,  пока  отец  с
Громозекой  будут  в.  больнице,  она успеет прорваться в эпоху
легенд и найти этот проклятый лиловый шар?..
     -- Так что же ты молчишь, девочка?
     Алиса не  успела  ответить.  Громозека,  которому  надоело
бороться  с неподатливой сетью, выхватил бластер и начал палить
из него в небо. Сеть,  не  рассчитанная  на  это,  затрещала  и
лопнула.   Воздушные   роботы  --  врассыпную.  Громозека,  как
страшный рыцарь,  скинул  с  плеч  остатки  сети  и  воскликнул
громовым голосом:
     -- Руки вверх, оппортунисты и маловеры!
     Растерявшийся   диспетчер  поднял  руки.  Профессор  Смит,
который несмотря на свой почтенный возраст и хрупкое  сложение,
привык  иметь дело с больными людьми, рук поднимать не стал, а,
склонил  голову,  наблюдал  за   Громозекой,   словно   смотрел
интересное кино.
     -- Теперь -- все в машину! -- приказал Громозека. В машину
вместились  с трудом. Три четверти места в ней занял Громозека,
который в трех щупальцах держал по бластеру. Так и  доехали  до
диспетчерской.
     Сзади   тянулась  процессия  пожарных,  санитарных  машин,
радиационных установок и  прочих  служебных  машин.  По  дороге
диспетчер возмущался:
     -- Это  вам  даром  не  пройдет!  Чего  вы добились? Через
несколько  минут  поднимется  общая  тревога  и  тогда  уже  вы
попадете в больницу надолго. Это я вам гарантирую.
     Помимо  прочего диспетчер был очень оскорблен тем, что его
на собственном же космодроме взяли в плен и  теперь  заставляют
делать  то,  что  ему не хочется. К тому же он боялся, что этот
сумасшедший слон-осьминог может пристрелить его  и  профессора.
Ведь явный маньяк! Селезнев обернулся к Смиту.
     -- Коллега,  --  сказал  он.  --  Я  заверяю  вас,  что мы
совершенно нормальны. Почему вы не хотите в это поверить?
     -- Нормальные люди  не  несут  чепухи  и  не  стреляют  из
бластеров на космодроме, -- ответил тихо профессор Смит.
     -- Но   допустите,   что  Земле  и  в  самом  деле  грозит
смертельная опасность.
     -- Правильно, -- сразу согласился  профессор  Смит.  --  У
меня  на  излечении  в  Мельбурне лежит один больной бухгалтер,
который утверждает, что пришельцы из космоса запустили на Землю
микробов, которые способны превратить людей в рабов. Во мне, по
его убеждению, тоже есть такой микроб. Он утверждает также, что
идет завоевание Земли, о котором мы и не подозреваем.
     -- Но он же больной!  --  сказал  Селезнев.  --  А  мы  --
здоровые.
     -- Кроме  того,  он  собирает  фантики  от  конфет.  А  вы
чтонибудь собираете?
     -- Не трать ты на них слов, -- послышался голос Громозеки,
который нависал над остальными пассажирами в машине.  --  Ничем
ты их не убедишь.
     Машина остановилась перед высокой башней диспетчерской.
     Громозека  следил  за  тем,  чтобы  пленники  не придумали
какойнибудь хитрости.
     -- Шагайте, шагайте, -- сказал он им  мрачно,  выгоняя  из
машины.
     Профессор Смит и диспетчер покорно вошли в диспетчерскую.
     Второй  диспетчер  сидел,  встревоженный, у пульта, потому
что никак не мог понять, что творится у таинственного  корабля.
-- Руки!  --  сказал  Громозека. Тот растерянно поднял руки. --
Что дальше? -- спросил Селезнев. -- Дальше все ясно, -- сказала
Алиса, которая вошла в диспетчерский зал последней. -- Я бегу в
эпоху легенд, а отец с Громозекой пытаются всех убедить, что мы
не сумасшедшие. Только для этого мне нужен воздушный катер.
     -- План разумен, -- ответил Громозека. --  Но  не  совсем,
Для  того  чтобы  кого-то убеждать, я не гожусь. У меня слишком
слабые нервы и слишком впечатлительные сердца. К тому же  Алисе
в  эпохе  легенд  потребуется  помощь  и  защита. Значит так: я
оставляю  тебе,  Селезнев,  один  бластер.  Мы  связываем  всех
маловеров и циников, включая этого никуда не годного психиатра.
     -- Это  почему же никуда не годного? -- обиделся профессор
Смит, выставив вперед седую бородку.
     -- Да  потому,  что  настоящий  психиатр  давно   бы   уже
разобрался,  кто  здесь  сумасшедший,  а кто нет, и не путал бы
знаменитых ученых  с  бухгалтером,  который  собирает  фантики.
Фантики!  Понимаешь,  Алиса, до чего он докатился? Он хочет нас
унизить. К тому же надо посмотреть: скорее всего, тот бухгалтер
совсем не сумасшедший и кто-то в самом деле распространяет  эти
микробы. Да сам этот психиатр, наверное, агент пришельцев.
     -- Это  слишком! -- закричал мистер Смит. -- Я не позволю!
Вы типичный маньяк с убийственными наклонностями.
     -- Молчать!  --  зарычал  Громозека.   Он   начал   быстро
связывать  пленников проводами. Сделать ему это было легче, чем
человеку, потому что у Громозеки не две руки,  а  куда  больше.
Диспетчеры,  хоть  и  ругались,  но  сопротивляться  не  смели.
Профессор же Смит, глубоко оскорбленный Громозекой,  все  время
грозил ему.
     Через  две минуты пленники были связаны. Громозека оставил
Селезневу один из бластеров и сказал:
     -- Звони в  Академию  наук,  ищи  своих  друзей  и  вообще
нормальных  людей.  Поднимай  тревогу.  А  когда  твои  коллеги
прибудут, немедленно начинай разгадывать тайну вируса. А  мы  с
Алисой полетели в эпоху легенд. Где тут у вас воздушные катера?
     Диспетчеры не ответили. Главный диспетчер покачал головой,
он сидел  на  стуле,  руки и ноги были связаны. Он не собирался
сдаваться  каким-то  сумасшедшим.  --  Придется   нам,   Алиса,
обойтись  без  его  помощи,  --  сказал  Громозека. -- Ты здесь
справишься, Селезнев?
     -- Только вы будьте осторожнее, --  сказал  отец.  --  Сам
понимаешь, волшебники, людоеды...
     -- И  драконы, -- сказала Алиса. -- Я их не боюсь. С этими
словами она побежала к выходу, оставив  отца  наедине  с  тремя
пленниками,   которые  смотрели  на  него  со  страхом  и  даже
ненавистью. Ну как они могли предположить, что в конце двадцать
первого века их будут привязывать к стульям?
     Через три минуты Алиса и Громозека добежали до стоявшего у
диспетчерской воздушного катера --  быстрого  корабля,  который
должен был за час донести их в Москву, в заповедник сказок.

12. В заповеднике сказок


     Громадный прозрачный купол над участком девственного леса,
где скрывается сказочный мир, привезенный из далекого прошлого,
каплей  воды  поблескивал  на  окраине  Москвы. Воздушный катер
послушно вошел в глубокий вираж и стремительно, так что  сердце
подкатывало  к  горлу, снизился у служебного входа в заповедник
сказок.
     Алиса бросилась к замку, где находится его управление. Она
боялась, что директора заповедника  Ивана  Ивановича  может  не
быть на месте. Но директор уже ждал гостей у подъемного моста.
     -- Здравствуйте!  --  крикнул он, увидев, что к нему бежит
Алиса, а за ней подобно слону переваливается Громозека. -- Отец
только что звонил и просил меня включить  машину  времени.  Все
готово.
     С этими словами Иван Иванович побежал внутрь замка.
     -- Как  дела  у папы? -- спросила на бегу Алиса. -- У него
трудности, -- ответил Иван Иванович. -- А почему такая  спешка?
Он  позвонил  мне десять минут назад и сказал, что для спасения
всей Земли я должен срочно дать  Алисе  и  ее  другу  Громозеке
машину   времени.   Потом  сказал,  что  у  него  трудности,  и
отключился. Что за трудности?
     -- Ничего особенного, -- ответил  Громозека.  --  Селезнев
взял  в  плен двух диспетчеров и одного профессора-психиатра, а
теперь старается доказать всему человечеству, что он не сошел с
ума.
     -- А это было необходимо? -- спросил Иван Иванович.
     -- Совершенно необходимо! -- закричала в ответ Алиса.
     Они выбежали во внутренний двор замка. Громозека  ахнул  и
замер  в  дверях.  И было чему удивиться: свернувшись кольцом и
заняв весь двор, под лучами солнца нежился громадный  дракон  с
тремя  головами.  -- Алиса! -- закричал Громозека. Но Алиса уже
радостно бежала  к  средней  голове  дракона,  которую  озарила
драконья улыбка.
     -- Змей  Гордыныч!  --  закричала  она.  --  Как я по тебе
соскучилась!
     -- Вот счастье-то, -- ответил дракон. Вдруг вторая  голова
заметила,  что Громозека тащит из-за пояса бластер, и закричала
на него:
     -- Ты что, с  ума,  что  ли,  сошел!  Это  же  заповедник!
Стрелять вздумал!
     Иван  Иванович  обернулся  и  бросился к Громозеке, грудью
закрывая от него дракона.  Он  хоть  и  производил  впечатление
кабинетного   ученого,  отличался  отвагой,  смелым  сердцем  и
любовью к своим питомцам. Алиса тоже поняла, что Громозека  был
готов поднять стрельбу.
     -- Громозека!  --  сказала  она  твердо.  --  Если  ты  не
оставишь свой бластер у Ивана Ивановича, ты вообще ни  в  какую
эпоху  легенд  не полетишь. Там на каждом шагу драконы, и, если
ты хоть раз выстрелишь, нам с тобой несдобровать!
     -- Ну что я могу с собой поделать, --  сокрушенно  ответил
Громозека, который уже понял, что дракон старый приятель Алисы.
-- Я ведь обещал твоему отцу охранять ребенка.
     -- Сколько  раз  нужно  повторять одно и то же, -- сказала
Алиса. -- Меня охранять не нужно! От тебя больше опасности, чем
охраны. Отдай бластер.
     -- Ни в коем случае, -- ответил Громозека. -- Здесь  мы  с
тобой  в  заповеднике,  и  я приношу свои извинения директору и
дракону. Но в эпохе легенд заповедников еще не могло быть.
     -- Все, -- сказала Алиса твердо. --  Иван  Иванович,  этот
археолог в прошлое не летит. -- Разумное решение, -- согласился
Иван  Иванович.  --  Простите,  простите, -- сказал Громозека и
протянул бластер директору заповедника.
     -- Вообще-то ему надо остаться здесь, -- сказал дракон. --
Такое чудовище в эпохе легенд всех перепугает.
     Дракон  был  трусоват,  и  вид  бластера  вывел   его   из
равновесия.  А  так  как  мы  не  любим тех, кто нас пугает, то
дракону Громозека вообще не понравился.
     -- Без меня, -- сказал Громозека решительно, -- Алиса ни в
какую эпоху не летит. -- И пускай Земля погибнет?  --  спросила
Алиса.
     -- Мне важнее твоя безопасность, чем судьба всей Земли, --
ответил упрямый археолог.
     Тогда  Алиса махнула рукой. Она понимала, что в прошлом ей
придется натерпеться от такого  ненадежного  спутника,  но  что
поделаешь?
     -- Поехали, -- сказала она. Они поспешили дальше.
     -- Алиса,  --  крикнул  вслед  дракон. -- Передавай привет
моему дяде.
     -- Обязательно, Змей Гордыныч, -- ответила Алиса. Они  уже
готовы  были  скрыться  во  внутренних помещениях замка, но тут
снова раздался голос дракона.
     -- Алиса, -- сказал он.  --  Мне  кажется,  что  в  заднем
кармане  твоего  невоспитанного  друга  лежит еще один бластер.
Проверь, будь добра.
     -- Не может быть, --  Алиса  остановилась.  --  Громозека,
неужели ты опустился до жалкой лжи?
     Громозека  почернел.  Он  не мог покраснеть, он мог только
чернеть от стыда.
     -- Ах, -- сказал он смущенно, -- я совсем забыл. Потом  он
вытащил из заднего кармана бластер и отдал его Ивану Ивановичу.
     Теперь  у  Ивана  Ивановича  был  совсем грозный вид -- по
бластеру в каждой руке.
     В низком подземелье, где стояла машина  времени,  их  ждал
толстый  волшебный  король  заповедника сказок. Король сидел на
скамеечке и раскладывал пасьянс.
     -- Ты что здесь делаешь? --  удивился  Иван  Иванович.  --
Ведь  тебе  уж  пять  минут назад надо было начать аудиенцию. В
тронном зале собрались все кролики,  гномы  и  другие  существа
твоего  царства.  Они  ждут,  чтобы  ты  обсудил  с ними важные
вопросы.
     -- Не хочу, -- сказал король. -- Я  знаю,  что  у  них  за
вопросы. Опять все будут жаловаться на Красную Шапочку, что она
плохо  учится,  прогуливает школу и дразнит Волка. А что я могу
поделать? У нее  же  есть  собственная  бабушка.  Пускай  этими
занимается.  Тут  король узнал Алису и даже подскочил. -Девочка
моя! -- воскликнул он. -- Сколько лет, сколько  зим...  Что  за
чудище ты с собой привезла? Неужели новенький в мое царство?
     -- Нет,  ваше  величество, -- ответила Алиса. -- Мы с моим
другом археологом Громозекой спешим в эпоху легенд. У  нас  там
срочное и важное дело.
     Иван  Иванович  подошел к машине времени, похожей на будку
телефона-автомата, и начал настраивать ее на эпоху легенд.
     -- Вам какой год? -- спросил он.
     -- Двадцать шесть тысяч лет, три месяца и два  дня  назад,
-- сказал Громозека.
     -- Не  рекомендую,  --  сказал  король.  --  Я  до сих пор
счастлив, что оттуда выбрался.
     -- Почему? -- спросил Громозека.
     -- Климат. Жуткий  климат.  Снег  даже  в  июне,  ветры  с
севера, разгул чудовищ и колдунов, Алиса, ты что, собираешься в
этом виде туда бежать? В одном комбинезончике?
     "Ох,  --  подумала  Алиса,  --  вот теперь и директор Иван
Иванович смотрит на меня как на  преступницу.  Да  и  в  глазах
Громозеки   блеск   появился.   Откуда  у  взрослых  постоянное
нездоровое желание одевать детей? Как будто дети сами не знают,
как им одеваться? Дай этим взрослым волю, они бы сейчас  надели
на   тебя  три  шубы  и  плащ  сверху,  а  уж  зонтик  дали  бы
обязательно. Это постоянное бедствие. Ребенок  собирается  идти
гулять,  на улице светит солнце, поют птички. Только ты открыла
дверь, как сзади уже крик бабушки, или дедушки, или  мамы,  или
папы, или просто приходящего дяди: "Ты почему не оделась?!"
     -- Скорей,  --  сказала  Алиса  как  можно  строже. -- Мы,
кажется, забываем, что речь идет не о насморке, а о судьбе всей
планеты.
     В этот момент  в  зал,  хлопая  крыльями,  крича,  как  не
дорезанный  поросенок,  влетела  растрепанная  и  грязная белая
ворона.
     -- Вы куда? -- закричала она. -- Вы с  ума  сошли  Ребенок
раздет! Это хорошо не кончится.
     -- Дурында!  -- сказала Алиса. -- Здравствуй и не отвлекай
нас.
     -- Вы решили, что поедете  без  меня?  --  спросила  белая
ворона,  садясь  на крышу машины времени. -- Не тут-то было. Вы
все погибнете, вы пропадете без меня!
     -- Это еще что за  создание  кошмарного  сна?  --  спросил
Громозека.
     -- От  создания  и  слышу, -- нагло ответила ворона. -- Не
тебе меня учить, мальчишка. Инопланетный, что ли?
     -- Я профессор Громозека с планеты  Чумароза,  --  ответил
археолог.
     -- Будем  знакомы.  Я белая мудрая ворона Дурында из эпохи
легенд. Временно проживаю  в  заповеднике  сказок,  но  страшно
соскучилась по родине. Поэтому лечу с вами.
     -- Послушай,  Дурында.  Ты  нам всем в заповеднике страшно
надоела, -- сказал Иван Иванович. -- Если ты вернешься в  эпоху
легенд,  откуда  тебя,  кстати,  никто  не  приглашал, мы будем
только счастливы.
     -- Но пускай сначала вернет украденную  серебряную  ложку,
-- сказал толстый король.
     -- Меня,  --  возопила  ворона,  --  меня обвиняют? Больше
моего крыла здесь не  будет!  Я  всем  расскажу,  какие  жалкие
клеветники собрались в этом так называемом заповеднике.
     С  этими  словами  ворона  сделала  круг  под  потолком  и
вылетела из зала.
     -- Типичная истеричка, -- сказал  толстый  король.  --  Со
склонностью к клептомании. Клинический случай.
     Тем временем Иван Иванович уже настроил машину.
     -- Сколько вы весите? -- спросил он у Громозеки.
     -- Восемь   с   половиной   вырлей,   --  вежливо  ответил
Громозека. -Это не очень много.
     Алиса поняла,  что  ее  друг  испугался,  что  сейчас  ему
объявят:  машина  вас  не  возьмет.  И начал по-детски хитрить.
Взрослые чаще, чем дети, хитрят по-детски.
     -- А  в  килограммах?  --  также  вежливо   спросил   Иван
Иванович.
     -- Чуть  больше  ста,  --  ответил Громозека. -- Но я могу
снять башмаки. И оставить здесь  авторучку.  --  А  точнее?  --
вежливо спросил Иван Иванович. -- Забыл. -- Еще точнее?
     -- Сто  восемьдесят три килограмма, -- вздохнул Громозека.
-- Это  слишком  много,  да?  --  Порядочно,  --  сказал   Иван
Иванович. -- Но я вас предупреждаю: Алису одну в эпоху легенд я
не отпущу.
     -- Ох  уж  эти  перегрузки, -- сказал толстый король. -- Я
сам елееле сюда попал. Чуть не промахнулся. Еще бы мгновение, и
пришлось бы мне остаться в девятнадцатом веке. Познакомился  бы
с Наполеоном...
     -- Может,  и  к  лучшему,  -- сказал мрачно Иван Иванович.
Иногда он жалел, что затеял  всю  эту  историю  с  заповедником
сказок.  Сказочные существа хороши в книжках. В жизни же от них
масса  неприятностей.  Вот  и  король.  Порой   с   ним   можно
договориться,  поладить, а иногда становится невыносимым, хочет
кого-нибудь угнетать, травить, казнить и миловать. Такая  уж  у
короля  генетика.  Пришлось  закупить  ему  два полка оловянных
солдатиков.  С  помощью  простого  колдовства  он   сделал   их
двигающимися,  и  теперь  они  маршируют по тронному залу. Ну а
если какой-то солдатик спутает ногу или выйдет из строя --  тут
же  ему  не  миновать телесного наказания. Иван Иванович как-то
подглядел, как король обращается с ними, и  подумал,  что  даже
оловянные солдатики могут в один прекрасный день взбунтоваться.
     -- Входите,   --  сказал  Иван  Иванович.  --  Лететь  вам
придется в тесноте.
     -- Спасибо, -- с чувством сказал  Громозека.  Он  был  уже
почти  уверен,  что  его  в  прошлое  не возьмут, и готовился к
грандиозному скандалу. -- Вы настоящий ученый и человек.  Когда
все кончится, я напишу о вас в нашей чумарозской газете.
     С этими словами Громозека втиснулся во временную кабину, а
потом  с  трудом  втянул  туда живот, чтобы Алисе тоже было где
поместиться. "И в самом деле тесно, -- подумала Алиса. --  Хоть
и мягко".
     -- Готово,   --   сказала   она.  --  Можно  отправляться.
Позвоните папе, ему может понадобиться ваша помощь,  когда  его
будут   забирать  в  сумасшедший  дом,  --  сказала  она  Ивану
Ивановичу.
     -- Никогда  в  это   не   поверю,   --   сказал   директор
заповедника.
     Он  хотел  закрыть  дверь в кабину, но в зал вновь влетела
птица Дурында. В клюве она волокла объемистый узел.
     -- Ты куда? -- закричал толстый король.
     -- Ты куда? -- закричал Иван Иванович. Они догадались, что
ворона все же решила сгонять в прошлое.
     Но вороне ловко удалось избежать их вытянутых рук,  кинуть
свой  узел  в  узкую  щель  между  головой Громозеки и потолком
кабины, а затем нырнуть туда самой.
     -- Вылезай    немедленно!    --    рассердился    директор
заповедника.   Но   Дурынду   уже  не  было  видно.  Только  ее
пронзительный голос звучал откуда-то из-за ушей Громозеки:
     -- Не смейте ничего предпринимать! Я  свободная  птица,  я
буду  сопротивляться!  Заповедник не тюрьма, а убежище. Иначе я
потеряю к вам уважение.
     -- У нее полный узел барахла! -- кричал толстый король. --
Там моя серебряная ложка. Верните добро! -- Нам что,  вылезать?
-- спросил  Громозека.  -- Не надо, -- сказала Алиса. -- Еще не
хватало драться с Дурындой. Включайте машину, Иван Ива нович. И
директор подчинился Алисе.
     Дверь закрылась. На пультах  замигали  огоньки.  Раздалось
жужжание. И все пропало.
     Почти   все,   потому  что  в  темноте,  которая  охватила
путешественников во времени, в бесконечном полете,  верчении  и
падении Алиса все время чувствовала, что ей в затылок вцепились
когти перепуганной Дурынды, которая вопила, каркала, скрипела и
требовала, чтобы ее немедленно выпустили наружу и не губили.
     Она   продолжала   вопить   и   тогда,  когда  путешествие
кончилось.

13. Двадцать шесть тысяч лет назад


     Алиса  с  трудом  открыла  дверь  временной  кабины,   что
спрятана в громадном дупле старого дуба на опушке непроходимого
волшебного леса. Хоть путешествие заняло несколько минут, у нее
все  тело  затекло от неудобной позы, волосы растрепались, щека
расцарапана -- следы когтей Дурынды.
     Затем из кабины вывалился Громозека. Он был оглушен  и  не
очень соображал, что же произошло.
     Алиса  обернулась.  На  дно  кабины  кучкой  грязных белых
перьев упала Дурында. Рядом валялся узел  с  ее  добром.  Алиса
спросила:
     -- Ты жива, Дурында?
     -- Нет, -- ответила птица тихо. -- Меня раздавили.
     -- Но ведь ты же сидела у меня на голове.
     -- Вот ты меня головой и убила, -- сказала птица.
     -- Что же делать?
     -- Заплати мне золотую монету, тогда я, может, оживу.
     -- Ох   как  нехорошо  получилось,  --  сказал  Громозека,
залезая в карман. -- Как назло, у меня нет  золотых  монет.  Но
разве это поможет?
     -- Поможет, -- сказала ворона.
     -- А  куда  надо приложить золотую монету, чтобы вам стало
лучше? -- спросил доверчивый Громозека.
     -- В клюв, -- сказала ворона и широко открыла клюв.
     -- Погоди,  Громозека,  --  сказала  Алиса.  --  Не   верь
воронам, даже когда они убиты. Я сейчас ее оживлю.
     -- Как? -- спросила ворона подозрительно.
     -- Я просто скажу тебе, что через две секунды дверь кабины
автоматически закроется и ты вернешься в двадцать первый век.
     -- Неправда,   --  закричала  ворона,  вскочила  на  ноги,
схватила в клюв свой узел, с трудом вылетела  наружу,  долетела
до нижней ветки и уселась на ней. У нее был скорбный вид.
     -- Пошли,   Громозека,  --  сказала  Алиса.  --  Нам  надо
поскорей добраться до избушки. -- До какой избушки?
     -- В ледниковые времена жили первобытные люди. Один из них
     -- мальчик  Герасик,  великий  изобретатель,  он   изобрел
колесо и догадался, почему яблоки падают на землю. Если корабль
пришельцев  с  Бродяги здесь побывал, Герасик об этом знает. Он
подозревает, что со временем люди научатся  летать  по  воздуху
без  помощи  волшебников.  Он  думает,  что  помощь волшебников
унижает человеческое достоинство.
     Громозека недоверчиво хмыкнул. Алиса  понимала  почему.  В
волшебников,   экстрасенсов,   невидимость,  ведьм,  гадалок  и
колдунов он не  верил.  Он  был  самым  обыкновенным  ученым  с
щупальцами,  восемью  глазами и лапами, как у слона. И полагал,
что так и надо. "И если бы он жил сто лет  назад,  --  подумала
Алиса,   --   он  бы  ни  за  что  не  поверил  в  инопланетных
пришельцев".
     Времени терять было нельзя. Поэтому Алиса сразу  пустилась
в  путь.  Громозека,  разочарованно похлопывая себя по карману,
где раньше лежал бластер, шагал следом.
     Некоторое время они шли молча. Начал накрапывать  холодный
дождик.  Лето  в  эпохе  легенд  было  прохладным -- ледниковый
период надвинулся совсем близко.
     Они остановились перед большим серым  валуном.  На  валуне
были  грубо  вырезаны  слова:  "Прямо  пойдешь, коня потеряешь.
Налево  пойдешь,  жизни  лишишься.  Направо  пойдешь,   кошелек
потеряешь".
     -- Нам  прямо,  --  сказала  Алиса.  Громозека  постоял --
сомневался. Алиса ушла вперед.
     -- Почему?! -- крикнул он вслед Алисе.
     -- Потому, что у нас нет коней! -- откликнулась Алиса.
     -- Разумно, -- сказал Громозека. Он увидел  большой  сухой
сук  на  старом  дубе,  подпрыгнул  и  отломил его. В щупальцах
Громозеки оказалась огромная дубина. --  Ну  что,  теперь  тебе
легче?   --   спросила  Алиса.  Она  подумала,  что  Громозека.
растревожил шумом все сказочное королевство. Наверное, никак не
могут понять, то ли столкнулись  два  богатыря,  то  ли  рухнул
расколдованный замок.
     -- Вот  тут,  -- сказала Алиса, -- мы должны были потерять
коня.
     Дорога в том месте  была  вытоптана  так,  что  получилась
широкая  площадка,  заваленная  лошадиными  костями,  остатками
сбруи и даже оглоблями. В сторонке стояли сани,
     -- Что здесь  было?  --  удивился  Громозека.  --  Ужасное
сражение?
     -- Велика-а-ан!  --  позвала  Алиса. -- Велика-ан, где ты?
Только эхо отозвалось из леса.
     -- Странно, --  сказала  Алиса.  --  Здесь  должен  сидеть
Великан, который пожирает всех коней.
     -- Нет больше Великана, -- раздался тихий голосок. Голосок
донесся снизу.
     Алиса увидела, что на небольшом камне сидит гном в красном
колпачке и вырезает что-то на лошадином зубе.
     -- Здравствуйте,  --  сказала  Алиса.  -- Я давно здесь не
была. Вы не скажете, что случилось с Великаном-коноедом?
     -- Ушел, -- сказал гном. -- Холода замучили, радикулит, да
и лошадей уже не осталось.  На  юг  он  ушел,  в  теплые  края,
надеется там переждать ледниковый период.
     -- А   Людоед,  который  на  второй  дороге  сидел,  людей
пожирал?
     -- Нанялся к Ведьме в охранники. Но не по доброй воле. Его
довел до отчаяния человеческий детеныш по имени Герасик.
     -- Как же это случилось? -- спросила Алиса.
     -- Много народу Людоед истребил, и не только людей,  но  и
всех  кого  ни  попадя,  даже  разбойника  сожрал с голодухи. А
гномов поел -- не счесть. Вот  и  решил  этот  мальчик  Герасик
выгнать  Людоеда из этих краев. Пошел он к деревенскому кузнецу
и  выковал  из  железа  маленькую  девочку,  Красную   Шапочку,
раскрасил  ее  как  настоящую,  в  платьице  одел,  дал  в руку
корзинку, будто она по грибы идет, подобрался ночью  поближе  к
Людоеду  и  поставил  девочку  на  дорогу. Людоед голод ный был
страшно -- давно уж все его логово обходили. Проснулся,  увидел
девочку,  не  разобрался,  что к чему, и цапнул ее зубами. Да и
остался без зубов. А без зубов какой Людоед?
     -- Вот молодец Герасик! -- обрадовалась Алиса.
     -- Молодец-то молодец, да без толку,  --  проворчал  гном.
-Разве  со  злом  так  борются? Людоеда надо было либо убивать,
либо не трогать.
     -- Почему?
     -- Беззубый Людоед  хуже  зубастого.  Тот  хоть  на  месте
сидел,  как  бы  при  деле.  Не хочешь, чтобы тебя кушали -- не
суйся к нему, останешься живой. А  беззубому  Людоеду  пришлось
уйти к Ведьме. На пару с ней они с тех пор и безобразят. Ведьма
все  грозится  ему железные зубы сделать, но не оченьто спешит.
Знаешь почему?
     -- Потому что он вернется на старое место. А пока  что  он
за ней как тень ходит. Руки у него здоровые, ноги быстрые -- ну
прямо  палач.  К тому же раньше у него только своя голова была,
можно сказать, пустая. А теперь  он  указания  выполняет.  Ведь
Ведьме в уме не откажешь?
     -- Ой,  не откажешь, -- согласилась Алиса. -- А где теперь
Герасик?
     -- С Герасиком дело плохо, -- сказал гном. -- Пришлось ему
скрываться. Людоед первым делом Ведьму попросил --  помоги  мне
избавиться  от  человеческого  детеныша.  Вдвоем  они напали на
деревню, где Герасик жил. Герасик  в  лес  сбежал.  С  тех  пор
скрывается. А папаша его, старый землепашец, скрыться не успел.
Растерзали его Ведьма с Людоедом.
     -- До смерти?
     -- А то как же? В них жалости нету. Над головами захлопали
крылья.  Низко,  чуть не задевая за вершину деревьев, пролетела
белая птица с узлом в клюве.
     -- Никак Дурында вернулась? -- удивился гном. -- Давно  ее
не было. Говорили, где-то устроилась.
     -- Что  же  теперь делать? -- подумала вслух Алиса. -- Где
Герасика искать?
     -- А что тебе от него нужно?
     -- Я с ним раньше дружила, -- сказала. Алиса. --  Когда  в
прошлый раз приезжала.
     Громозека,  слушая  этот  разговор,  уселся  неподалеку на
землю  и,  достав  перочинный  ножик,  стал  обстругивать  свою
дубину.  --  А  чего вам здесь нужно? -- спросил тихонько гном,
косясь  на  Громозеку.  Археолога   с   планеты   Чумароза   он
побаивался.
     -- Уважаемый  господин, -- сказал Громозека, -- у нас есть
сведения,  что  совсем  недавно  на  Землю  опустился  с   неба
космический корабль.
     -- Что такое? -- спросил гном. Он ничего не понял.
     -- Ко-сми-ческий ко-рабль! С другой планеты.
     -- Я  разве  моряк?  --  удивился гном. -- Я в кораблях не
понимаю.
     -- Космический корабль! Воздушный!
     -- Тогда у волшебников спрашивайте, -- сказал гном.
     -- Разумеется, вам, уважаемый гном, -- сказала  Алиса,  --
это  не  очень понятно. Но может быть, в последние дни или ночи
вы видели падающую звезду?
     -- Ночью  я  сплю.  Я  порядочный  гном,  --  ответил   их
собеседник. -- Пускай на звезды совы и колдуны смотрят.
     -- Тогда, может быть, днем?
     -- Днем, моя дорогая, звезд не бывает, -- ответил гном. --
И если больше нет вопросов, я вас покину. У меня обед стынет.
     С  этими  словами,  гном  зашагал  к  дереву,  завернул за
толстый корень и исчез с глаз.
     -- Вот и первая неудача, -- сказал Громозека. --  А  вдруг
корабль еще не прилетал?
     -- Ты  же  сам  считал,  --  сказала  Алиса. -- Если ты не
уверен, надо было выбирать другое время.
     -- Я-то считал, -- ответил Громозека. --  Но  ведь  мы  не
знаем, вдруг они прилетали чуть позже...
     -- Погоди,  --  сказала  Алиса.  --  Гномы  --  ненадежные
свидетели. Они слишком маленькие и вообще не любят смотреть  на
небо.
     -- Тогда давай искать других свидетелей.
     Алиса  и  Громозека  побрели  дальше.  Вскоре они дошли до
избушки. Крыша  ее  провалилась,  дорожки  заросли  лопухами  и
крапивой.  Пустота,  пыль, запустение. Посреди избушки открытый
очаг -- печек в те времена люди еще не знали -- над ним в крыше
дыра, чтобы уходил дым. Окошко без стекла. А на столе у  окошка
осталось  памятью о Герасике деревянное колесико, насаженное на
палочку. Когда-то Герасик изобретал телегу.
     -- Эх, Герасик, Герасик, --  вздохнула  Алиса.  Она  взяла
колесико  на  память  и  вышла  из  избушки.  Громозека ждал ее
снаружи.
     -- Никого? -- спросил он.
     Алиса даже не стала отвечать. И так все было ясно.
     -- Пошли дальше, -- сказала она. -- Доберемся до  реки,  а
там  на  чем-нибудь  спустимся  к замку волшебника Ооха. Он нам
поможет.
     До  реки  они  дошли  быстро.  Их  подгоняло   нетерпение.
Нетрудно  было.  представить,  что именно сейчас трескается как
яйцо, в котором вырос птенец, лиловый  шар,  и  зловещий  вирус
несется  над  Землей,  среди  ничего,  не  подозревающих людей,
которые спешат  на  работу,  садятся  во  флаеры,  толпятся  на
космодромах.
     -- Интересно,  --  сказала  Алиса,  спеша по тропинке, что
вела вниз. -- Смог ли отец убедить ученых в том, что нам грозит
опасность?
     -- Я надеюсь, -- ответил Громозека. -- Он  обладает  даром
убеждения.  -- Осторожно! -- крикнула Алиса. В кустах мелькнула
серая морда -- волк! Громозека обернулся.  Волк  высунул  морду
наружу,  принюхался.  Оскалил  зубы.  Но  Громозеку это не испу
гало. И  хоть  волк  был  велик,  вдвое  больше  обыкновенного,
Громозека  просто  снял с плеча свою дубину и показал ее волку.
Волк склонил голову набок, зажмурился... и мгновенно испарился.
     -- Знаешь, Громозека, -- сказала Алиса. --  От  тебя  есть
польза. Если бы я тебя не взяла с собой...
     -- То  тебя  бы  съел волк, -- сказал Громозека. -- И твой
папа очень бы расстроился.
     -- Мягко сказано, -- ответила Алиса. Река, к  которой  они
спустились,  была  широка  и  полноводна.  Вода  в ней казалась
серой,  потому  что  серым  было  небо,  у  берега  вздрагивали
тростники, им было очень холодно стоять по колено в воде.
     Из  тростников  торчал  нос  долбленой лодки. В ней лежало
весло.
     -- Нам вниз по реке, -- сказала Алиса. -- И чем дальше  мы
от этих мест отплывем, тем лучше.
     Алиса  смотрела,  как  Громозека забирается в лодку. Лодка
сразу глубоко осела, борта ее почти сравнялись с водой.
     -- Не  шевелись,  --  сказала   ему   Алиса.   --   А   то
перевернемся.
     Она  оттолкнула  лодку,  прыгнула  на корму и взяла весло.
Громозека сидел  не  шелохнувшись,  растопырив  для  равновесия
щупальца.
     Лодка  вышла на чистую воду. И сразу же берег, который они
покинули, ожил. Из тростника  высунулись  волчьи  морды.  Волки
оскалились, рычали, один из них хрипло сказал:
     -- Мы еще до вас доберемся, поросяточки!
     -- Меньше   всего   я  похож  на  поросенка,  --  обиделся
Громозека. Другой берег был  пуст.  --  А  там  кто  живет?  --
спросил Громозека.
     -- Ничего интересного. Отрицательные персонажи, -- сказала
Алиса.  --  Ведьма,  о которой ты уже слышал, у нее в услужении
черная кошка, да теперь еще беззубый, но злобный Людоед.  Кроме
того,  там  разбойники,  очень  испорченные  бездельем и легкой
жизнью, пьяницы и хулиганы. Правда, не безнадежные. Попались бы
они мне в руки, я бы их перевоспитала.
     Река быстро несла лодку  вниз  по  течению,  Алиса  только
иногда окунала Весло в воду, чтобы удерживать лодку подальше от
берегов.  Тростники  справа время от времени шевелились -видно,
волки  следили  за  путешественниками.  Но  левый   берег   был
по-прежнему пуст.
     -- Нам  еще долго плыть? -- спросил Громозека, поеживаясь.
Ему было холодно.
     -- Думаю, через  полчаса  сможем  пристать  к  берегу,  --
сказала Алиса.
     Вдруг  она  чуть  приподнялась.  Далеко  впереди  на левом
берегу она заметила бегущие фигуры. Там что-то происходило.

Лиловый шар: глава 14-16
Категория: Кир Булычёв

Самые популярные сказки:
Про какашку. (Андрус Кивиряхк, «Какашка и весна»)
Серая Звездочка
Русачок
Два брата
Случайные сказки:
Колобок
Серебряный колокольчик
Уиттингтон и его кошка
Кто сильнее

Издательство сказок
сказки про вашего ребенка
Сказки про Вашего ребенка!
Книга составляется на заказ и печатается в единственном экземпляре! Никакая книга не заинтересует малыша так, как книга про него самого. Это подарок который полюбится сразу и будет любим долгие годы. А хорошие сказки помогут воспитать в вашем ребёнке хорошего человека!
ВАЖНО!
Заказывая Книгу о Вашем ребенке с нашего сайта и используя промо-код UK320, Вы получаете СКИДКУ в $10!!
Заказать книгу сказок..>>

Наша кнопка
Сказки про Код кнопки:
картинки футболок и маек
наверх страницы
Copyright skazkapro.net © 2011-2018 Представленные на сайте материалы взяты из открытых источников и опубликованы в ознакомительных целях. Авторские права на произведения принадлежат их авторам.